November 5th, 2012

476. Мир на ногах и вверх ногами. Нарушение социального статуса и жизненных ценностей.

Мир ещё на ногах, но трагический сценарий развития событий приближается вплотную.
Продолжение крутого поворота. 20
(Здесь и далее рассказ и все диалоги приводятся со слов Дмитрия).

- Почему Ландау – «особая статья»? – спросила Карина.
- Мне ещё в институте рассказали, что когда в 1961 году Бор выступал в Институте физпроблем, Ландау переводил его с английского. Бора спросили, чем он объясняет необычно высокую продуктивность своей школы, и Ландау перевёл его ответ как: «Я никогда не боялся сказать своему сотруднику, что он дурак». И тогда директор Института физпроблем, старик Капица, сказал: «Минуточку. Вы ввели аудиторию в заблуждение»,  и, уже обращаясь к аудитории, уточнил перевод: «Бор сказал, что он никогда не боялся показаться своему сотруднику дураком», и добавил: «Оговорка Ландау не случайна, она характеризует разницу между школой Бора и школой Ландау». Да, - добавил Дмитрий, - Питер - если пользоваться обозначением Резерфорда - Капица пользовался общей любовью и уважением. Ландау до травмы многие уважали, но любили очень немногие, хотя люди, которые считали себя учениками Ландау, да и многие другие, старались сдать так называемый Дау-минимум по теоретической физике ему, а потом его преемникам, считая, что сдача этого минимума подтверждает их квалификацию. Но даже людям, сдавшим этот минимум, Ландау не боялся сказать, что они дураки. А что касается женщин, то, хотя он и заключил официальный брак в 1946 году, он оговорил свою свободу в «пакте о ненападении», дававшем ему право на романы на стороне.



Нильс Бор и Лев Ландау
Фото: © I.I.Popov


- Понятно, - сказала Карина, - но тебе ведь не понадобилось заключать со мной такой пакт.
- Мне и для одной женщины времени не хватает, - ответил Дмитрий.


(... Читать дальше ...)
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…