March 4th, 2013

569. Ещё несколько слов о моих друзьях. Изяслав Петрович Лапин.

Вначале вопросы науки в нашей интенсивной переписке с Изяславом Петровичем Лапиным занимали очень важное место. Впрочем, это было не столько обсуждение собственно психофармакологических проблем, сколько социальных и психологических проблем, возникающих в связи с психофармакологией.
«Интересно, - сообщал мне Изяслав Петрович, - что когда я говорил «Думаю, думаю, думаю» сотрудникам института, задававшим мне вопрос, чем я занят, они ни разу не задали вопроса, о чём я думаю. А думал я о разном - характер проблем, которые надо было продумывать, менялся. Вначале я подводил итоги всему, что мы сделали в области кинуренинов, оценивал значение неспецифичности их действия и соотношения кинуренинового и серотонинового пути обмена триптофана. В этом направлении было сделано очень много, и эти исследования продолжал Оксенкруг, а я стал задумываться над тем, какую роль играют психологические факторы в полиморфизме деятельности кинуренинов. Потом я понял, что это глобальная проблема, и стал обдумывать соотношение личности и лекарства, роли плацебо-эффекта и психологических помех лекарственной терапии. И тогда мне стали говорить: «Ведь вы не психолог, а пишете книги по психологи». Тогда я вначале приводил конкретные и всем известные примеры: «Вот, профессор Березин, он тоже кончал медицинский институт, а многое сделал для психологии. Я считаю многие его работы классическими, и уж несомненно, что он вернул в Россию психодиагностические тесты. И вообще, не нужно заглядывать в дипломы. Вот, человек окончил Медико-хирургическую академию, а знаю я его не потому, что он в хирургии чего-то достиг, а потому, что он написал «Богатырскую симфонию», вы знаете, что это Бородин. И был ещё одни медик по фамилии Даль, у него не было никакого лингвистического образования, а кто из филологов сделал такого уровня словарь? Когда я начал выставлять на выставках свои живописные работы, то художники мне говорили: «Для непрофессионала это очень неплохо», а я говорил: «Не заглядывайте мне в трудовую книжку, а оценивайте картину, не документ». И теперь, когда мои книги, имеющие содержание в основном психологическое, уже написаны и стали доступны, я не видел ни одного отзыва, в котором мне бы ставилось в упрёк, что я не психолог. Я располагал многими данными, я умел думать и имел время для этого».



Александр Порфирьевич Бородин
русский учёный-химик (химик-органик) и композитор

( ... Читать дальше ...)
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…