Березин Ф.Б. Одна жизнь через четыре эпохи (berezin_fb) wrote,
Березин Ф.Б. Одна жизнь через четыре эпохи
berezin_fb

1117. Ко дню рождения Иона Дегена

4 июня исполнилось 90 лет моему единственному оставшемуся в живых другу Иону Лазаревичу Дегену, которого я со студенческих лет привык называть Яней.
Я поздравил его с 90-летним юбилеем, на что он ответил, что юбилей - это 50 лет или два раза по 50, то есть 100. А 90 - это просто день рождения. Естественно, что я выразил надежду поздравить его и со 100-летием, хотя оценил вероятность сделать это лично как не слишком высокую. В ответ Деген сообщил мне, что военные годы ему засчитываются в пропорции год за три - не 4, а 12; следовательно, на самом деле ему исполнилось 98, а я по сравнению с ним просто мальчишка. Исходя из этих расчетов, 100-летний юбилей Деген сможет праздновать дважды: в 2017 и в 2025 годах.

Я так много писал уже о Дегене, что не знаю, что написать о нем еще.
В масс-медиа он уже обладает множеством неофициальных титулов: и последний поэт великой войны, и живой танковый ас. Отдельная история - о том, как в первые послевоенные годы журналисты присвоили Дегену звание Героя Советского Союза посмертно. Однако после того как Деген оказался жив, звание Героя вновь его миновало. Если можно считать средством массовой информации мой журнал, то к неофициальным званиям Дегена можно добавить и мое - величайший травматолог (еще при жизни в СССР Ион Деген стал доктором медицинских наук. Наша страна - единственная, где в научной карьере можно вскарабкаться еще и на эту ступеньку. Доктор философии за рубежом соответствует нашему кандидату каких-либо наук).
В 2014 году Дегену на сцене Кремлевского дворца съездов вручили премию "Скрипач на крыше", а в 2015-м Федерация ФЕОР удостоила его премии "Человек года".

4 июня я смотрел сайты новостных агентств, пишущих по-русски и по-английски, на предмет освещения ими, может, и не юбилейной, но все же круглой даты со дня рождения Иона Дегена. Оказалось, что единственную оригинальную новость дало российское агентство "РИА-новости", а ее уже перепечатали некоторые российские и израильские агентства. В ней сообщалось, что главный раввин России Берл Лазар поздравил героя Великой Отечественной войны, танкиста и поэта Иона Дегена с девяностолетним юбилеем.

Один из израильских новостных сайтов подтвердил то, о чем Деген писал мне еще в мае: книга "Я весь набальзамирован войной" (в основном проза, но и несколько стихотворений) к 90-летию автора издана на иврите. Кстати, редактировать перевод помогал сын Иона Дегена Юрий, одинаково хорошо владеющий русским и ивритом. Он физик по специальности, но так хорошо знает рассказы своего отца, что, несомненно, лучший специалист по его творчеству из ивритоговорящих граждан. Мне также попалось интервью с внуком Дегена, в котором тот рассказывает, что в детстве с нетерпением ждал субботы: каждую субботу отец переводил для него на иврит одно из произведений деда.

А с некоторым запозданием (как и я) статьи о Дегене опубликовал Михаил Дегтярь (один из авторов фильма "Деген") в "Комсомольской правде" и на "Эхе Москвы". В обеих статьях Михаил предлагает уже сейчас считать Дегена Героем Советского Союза.
Я еще раз пересмотрел церемонию награждения Дегена премией "Скрипач на крыше" в номинации "Человек-легенда" в декабре. Организаторы прислали приглашение во Дворец съездов и мне, но только на одно лицо. А без сопровождающих я физически не мог никуда выбраться. И я оставил это приглашение на память.
Ниже я привожу целиком видеозапись этой церемонии. Она очень длинная, речь о Дегене заходит только в самом конце второго часа записи. И я хочу привести впечатлившие меня слова Дегена, которые он произнес со сцены Кремлевского дворца:


Ой! Растроган так, что говорить не могу. ФЕОРу – моя огромнейшая благодарность за то, что сейчас, здесь я стою на этой сцене.
Не все понимают, что я сказал. Но это неважно.
Я благодарен ФЕОРу за приглашенных моих друзей нескольких. В скромном списке был и – ну, мог я думать, что вам представит меня замечательный артист и еще более замечательный знаток и ценитель поэзии Вениамин Смехов, мой друг. Это же чудо!
Ну, в конце концов, вся жизнь моя сплетена из чудес. Когда я остался жив после последнего ранения, специалисты сказали: «Этого не может быть! Такого не бывает». И через 20 лет в Москве профессор Чаклин, академик Чаклин сказал: «Это ты?! Ты жив?!» Он меня лечил. Молиться на него я должен! Он (показывает вверх) послал профессора Чаклина из Свердловска в Киров, где я лежал в госпитале, и он меня вытащил с того света.
Так вот, после этого я должен был в московском Кремле получить награду. И вот прошли годы. И вот ФЕОР компенсирует эту награду. Ну здорово же компенсирует-то он - здесь, в московском Кремле!
Правда, можно сказать, что компенсирует совсем другому человеку. Изменилось мое мировоззрение. Ну, об анатомии-физиологии я уж не говорю.
Но остались совершенно неизменными четыре года. Четыре года – с шестнадцати по двадцатый год моей жизни – когда я был воином Красной Армии! Красной Армии! Понимаете, вот это понятие осталось совершенно неизменным. Четыре года в Красной Армии.
Ну, могут сказать: «Ну подумаешь. Дедусь! Ведь тебе без пяти минут уже девяносто! А ты о каких-то четырех годах говоришь».
Так может сказать только не знающий удельного веса этих четырех лет. Не знающий, что каждый год из них был весомей многих десятилетий.
Вот недавно, в сентябре месяце, после демонстрации документального фильма обо мне в Израильском танковом музее в Латруне, в пятом ряду поднялся седовласый мужчина. Я потом узнал, что он доблестный подполковник Армии обороны Израиля. И он сказал: «Я, израильский танкист, отдаю тебе честь, настоящему герою. Это у вас мы учились воевать. Это вы научили нас смотреть смерти в глаза так, чтобы она отводила взгляд». И вы знаете, я почувствовал приток гордости. Не за себя. За Красную Армию! Понимаете? Дело в том, что надо знать израильских танкистов, чтоб понимать, чего стоит этот комплимент. Чудо!


Деген постоянно в широком общении, находится в гуще событий. И все-таки в заключение я хочу привести его стихотворение "Дни Победы".

Ещё в той гимнастёрке простреленной,
Ещё в каждом рубце ныли нервы.
Но уже к мирной жизни пристрелянный,
День Победы отпраздновал первый.

День Победы, как праздник не признанный,
Мы отметили единолично.
Вождь решил так, и значит, пожизненным,
Что решил он, считали привычно.

Мы студенты, солдаты недавние,
На пути к невоенному миру.
Мера водки по-честному равная.
Хлеб, селёдка, картошка в мундире.

Ежегодно упрямо старались мы,
Чтобы закусь была фронтовая.
Ветераны, в тот день собирались мы,
Тосты провозглашали, вставая.

Но начало без тоста, печальное.
Как шаги по кровавому следу.
Эта рюмка была поминальная,
За друзей, не узнавших Победу.

Водка, хлеб — чёрный хлеб, не для пира,
И селёдка с картошкой в мундире.

(...)

За столом становилось всё меньше нас,
Пустота между нами всё шире.
И количество водки уменьшилось.
Хлеб, селёдка, картошка в мундире.

Сиротливо в день этот торжественный.
А ведь был выпивон какой славный!
Без конца поступают приветствия.
Я последним в застолье оставлен.
Чёрный хлеб, словно выпечка сдобная.
Воевавший один я в квартире.
Водка. Рюмка напёрстку подобная.
Хлеб, селёдка, картошка в мундире.

Умолкают фанфары. А лира?
Память. Атаки. Потери. Беды.
Водка.
Селёдка.
Картошка в мундире.
Всё.
Праздник Победы.</span></p>


Возвращаясь к выступлению Дегена на сцене Кремлевского дворца, вспоминаю, как на прощание он сказал всем присутствовавшим: "Вам всем - мое врачебное пожелание здоровья! И чтобы врачи вам были не нужны!"
Мне хочется пожелать этого и лично ему самому.
Tags: Деген
Subscribe

Posts from This Journal “Деген” Tag

promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →