"Контрреволюционный переворот". Продолжение

От редактора.  Это обещанное ранее продолжение поста "Контрреволюционный переворот". 25-летию ГКЧП посвящается". Здесь собраны те комментарии, написанные Феликсом Борисовичем, в которых выражается его отношение к развалу Советского Союза, его причинам и последствиям. Я поздно сообразила, что хорошо было бы привести и те высказывания читателей, благодаря которым Феликс Борисович так формулировал свою позицию (как мы делали раньше, публикуя пост по мотивам ответов на комментарии). И только один скопировала целиком, о его содержании нельзя догадаться по ответу, и еще он помог уже мне осознать, как именно написать про "Последние дни"...

 

А именно, Елена maika_ant написала: "Есть способ избежать боли от несбывшихся надежд: подумать, что на самом деле мы не знаем, что лучше, а что хуже для нас и для нашего дела. Ну, по крайней мере, боль от этого может стать менее острой".
А Феликс Борисович ответил так:
"Способ, который Вы предлагаете, не каждому доступен. Я мог бы думать, что невозможность продолжать научные исследования поможет мне сберечь силы и продлить жизнь, и это будет лучше для меня. Я представляю себе возможность такой формулировки. Но она мной воспринимается как не моя, чуждая и неверная. Даже в такой страшной вещи, как смерть моей жены, я могу представить себе формулировку: "Хорошо, что она умерла, не увидев этого ужаса". Но я так не думаю, и такая мысль мне кажется кощунственной. Хотя мой совсем недавно умерший друг писал: "Невольно думаешь: "Хорошо, что мама не дожила". Значит, для него Ваш метод был приемлем. Может быть, он приемлем для многих людей. Поэтому я с интересом отнесся к Вашему высказыванию.
В силу своей профессии я видел много людей и много типов реакций, среди них встречались и такие. И то, что Вы рекомендуете это направленно, как метод, у многих людей может встретить понимание".

Теперь - как оценивал Феликс Борисович обстановку ДО 1991 года:

Collapse )
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…

Последние дни…

Пишет Наталья Иванова aka zewgma.

Все мы смертны.
С этой истиной невозможно до конца примириться.
Вчера я думала, как рассказать об этом. Что из известного мне годится для публикации сейчас, что, возможно, через годы, а что в принципе не подходит.
Весь прошедший год я то и дело ловила себя на самообвинениях и/или на поиске виноватых. Но Феликс Борисович ведь предупреждал, в цикле "Об ушедших и остающихся", что подобные реакции типичны для одной из стадий работы горя. Поэтому я знала, что возникать такие мысли будут в любом случае. Они и возникали, и никуда не девались. Но нельзя же писать неопределенно большому кругу лиц в публичном  пространстве из оценивающей позиции? Многие хорошие люди могут обидеться или прогневаться, и будут совершенно правы. Все хотели как лучше. А в жизни много ситуаций, когда ничего не лучше. Выбираешь не из хорошего и плохого, а из одного не самого плохого и другого не самого плохого.

И вот через год я поняла, что винить некого, просто у остающихся в стремлении удержать уходящих в мире живущих тоже включается магическое мышление.

Collapse )

«Контрреволюционный переворот». 25-летию ГКЧП посвящается

От редактора. В дни, когда все причастные к событиям 19-21 августа 1991 года и просто свидетели их вспоминали те дни, свои мысли, чувства, наблюдения и действия, я вспоминала еще и долгие разговоры с Феликсом Борисовичем о том, что же это было, к чему привело, как могло бы быть по-другому. Я собиралась кратко пересказать его позицию. Но потом, пересмотрев старые комментарии, поняла, что мне не нужно ничего писать от себя, рискуя внести невольно искажения, можно просто свести воедино уже высказанное и зафиксированное. Ведь он неоднократно обсуждал значение этого переломного момента в судьбе ученых.







Осенью 2012 года Феликс Борисович с помощью Юрия Бедерова работал над циклом о физике Дмитрии (имя этого ученого на самом деле другое) под названием "Мир на ногах и вверх ногами. Нарушение социального статуса и жизненных ценностей". Среди многочисленных сюжетных линий есть и такая: клиент сообщает психотерапевту мнение эксперта о неизбежном прекращении существования Советского Союза.


Collapse )

"— Вы готовы выслушать неприятную информацию?

— Да, — сказал Дмитрий, — приятной информации от вас я давно не жду.

— Вступление будет приятным. Та служба, к которой я принадлежу, условно назовём её службой секретной экспертизы, сохранится при любом развитии событий. Это значит, что я смогу обеспечить ваш отъезд ровно через три года после того, когда вы откажетесь от первой формы допуска. В экспертных заключениях я не излагаю своих убеждений, которые могут противоречить желаниям правителей, а проверенные факты всегда нужны, если не правителю, то его окружению. Группа из трёх человек, в которую я вошёл, провела анализ сложившейся ситуации. Мы пришли к выводу, что Советский Союз как государство перестанет существовать в течение года–полутора. Люди, которые хотят иметь неограниченную власть в трёх важнейших республиках, готовы пожертвовать Советским Союзом. Эта информация доведена до нынешнего руководства КГБ, но они не рискнут предпринять решительные действия. Можно представить себе два сценария, при которых Советский Союз сохранится, но в нынешней ситуации оба они невозможны. Первый сценарий основывается на известном изречении «Нужно окропить страну мёртвой водой диктатуры, чтобы потом, когда будут ликвидированы опасности её существованию, обрызгать её живой водой демократии». Установление диктатуры требует решительного лидера и безоговорочного авторитета в армии. Нынешнее руководство Союза не имеет ни того, ни другого. Второй сценарий – военный. Вы помните, что когда Конфедерация южных штатов объявила свою независимость от Североамериканских соединённых штатов, так тогда называлась страна, конгресс не признал легитимности этого отделения и Линкольн объявил мобилизацию. Вначале армия Североамериканских соединённых штатов не была сильнее армии Конфедерации, а Грант не был более талантливым полководцем, чем генерал Ли, возглавивший армию Конфедерации. Но Североамериканские Соединённые Штаты располагали более сильным флотом. Они смогли установить блокаду штатов, вошедших в Конфедерацию, и был только один фронт, разделявший Север и Юг. Тот, кто попытался бы сохранить Советский Союз военным путём, должен был бы вести войну сразу против нескольких республик, объявивших о независимости, на нескольких фронтах,, не имея возможности блокировать зарубежную помощь этим республикам. Соответственно, военный путь тоже не представляется возможным. Советский Союз обречён. Возможно, будет сделана попытка предотвратить его распад,, опираясь на армию, но армия не лояльна по отношению к нынешним лидерам. Я повторяю, что время жизни Советского Союза определяется интервалом, продолжительность которого год-полтора. Попытка сохранить Союз, опираясь на нелояльную армию, обречена на провал. Если контору не ликвидирует Миноборонпром ещё в Советском Союзе, она неминуемо перестанет существовать тогда, когда крах Союза произойдёт. Повторяю, всё, что вы хотите сделать, должно быть сделано в этом году или в первом квартале 1991 года. Я настаиваю на том, чтобы вы дали своей команде возможность самоопределения.

— Сколько вы даёте мне времени на это? – спросил Дмитрий.

— Команду нужно информировать примерно месяца за два до того, когда вы сочтёте завершенными эксперименты на этом этапе вашей работы".



После этого разговора Дмитрий, человек сверхтщательный, начинает ощущать все возрастающую тревогу. Вначале он считает, что должен отдавать все время эксперименту, иначе рискует не успеть уложиться в отведенное макроэкономической ситуацией время. Но когда тревога приводит к возникновению панических атак, Дмитрий понимает, что в таком состоянии он не сможет работать. По совету коллеги он идет на психотерапию и так знакомится с Феликсом Борисовичем.



В ходе терапии Дмитрий формулирует одну из своих проблем так:



"Пожалуй, до первой встречи с генералом Гровсом у меня ни разу не возникало ни чувство досады, которое у меня обычно сопровождало ощущение недостаточной успешности, ни чувство угрозы. Исходя из моего теперешнего понимания, я думаю, что чувство угрозы, которое впервые появилось при общении со смертельно больным Фейнманом, вновь возникло уже после разговора с генералом Гровсом, когда он сообщил мне о высокой вероятности трагического сценария. Даже получив эту информацию, я сказал Александру, что статистически вычисленные вероятности не играют роли в каждом конкретном случае. Например, сообщение о том, что при землетрясении пострадали две трети населения, содержит не только трагическую, но и оптимистическую информацию. Его можно воспринимать как сообщение о том, что треть населения не пострадала. Я тогда жил с верой в свою благую звезду. Эта вера не проверялась в пространстве аргументов. В то время у меня не было такого навыка. Но, несмотря на веру в свою звезду, мысль «Я могу не успеть» после разговора с Александром возникла впервые со времени моего возвращения из США. Ощущение угрозы, которое отражает блокаду потребности в безопасности, усилилось, когда к сообщению о возможном развале страны генерал Гровс добавил информацию о неотвратимости такого развития событий. Тогда я не продумывал этого, но мысль о том, что наука, а, следовательно, и я, пострадают неизбежно, жила во мне всё это время. Теперь я понимаю, что с того времени тревога уже была постоянной, хотя в явных феноменах она проявлялась только периодически. Когда я думаю об этом, то понимаю, что после информации Александра блокировалась не только потребность в безопасности, но и потребность в идентичности Я-образа. Естественно, что так чётко я формулирую это только теперь. Но уже в то время я поставил знак равенства между своей жизнью и своей работой в науке".



Позднее происходит еще один важный разговор с "генералом Гровсом":



"- Александр сказал мне: «Я действительно заинтересован в вашей работе в CERN. Если вы останетесь здесь, то вам будет доступа только теоретическая работа. Возможности эксперимента в дальнейшем развитии теории могут в этом случае быть предметом только умозрительной оценки. В CERN вы будете в состоянии эти эксперименты проводить. Ситуация в этой стране может измениться, и тогда вы вернётесь с новыми знаниями и новыми представлениями. В этом случае и знания и представления могут быть использованы на благо России. Думаю, именно так будет называться нынешняя союзная российская республика после распада страны. Я сделал то, что и сейчас было очень трудно, а год назад было бы вообще невозможно. Вы напишете докладную о том, что для дальнейшей работы вам не нужны сведения о деятельности других подразделений конторы, и попросите изменить форму допуска. Я приложу к вашей докладной своё заключение о том, что данные, полученные вами в течение последнего года, не требуют совершенной секретности. Я также сообщу о том, что значительная часть полученных вами данных без точного описания эксперимента, была с моего разрешения опубликована в открытой печати. После вашей докладной и моего заключения форма допуска вам будет изменена на вторую. Что касается членов вашей команды, то такая же процедура возможна и для них. Впрочем, я не думаю, что для вашей четвёрки это важно. Насколько мне известно, планов отъезда за рубеж в настоящее время у них нет. Если вы примете моё предложение, то вы сможете пользоваться всеми благами, которые даёт контора, и ждать после отказа от второй формы допуска два года, а не три, как сейчас. Я думаю, что год для работы в конторе у вас ещё есть».



Психотерапия оказывается успешной, Дмитрий выбирает оптимальный для себя и своего ближайшего окружения способ действий. Тревога возвращается только в дни путча в августе 1991 года.





"Уже на следующий день я вспомнил, что Александр сказал мне: «Возможна попытка предотвратить распад Союза, опираясь на армию. Но опора на нелояльную армию невозможна». Я подумал, что не произошло ничего, о чём бы я не знал заранее. Я следил за развитием событий, но это больше не вызывало напряжения. Армия действительно оказалась нелояльной, некоторая её часть перешла на сторону сепаратистов, хотя в это время они ещё не понимали, что поддерживают именно сепаратистов. Группа «Альфа» отказалась выполнять приказ. Командир этой группы сообщил ГКЧП, что во внутренних конфликтах «Альфа» сохраняет нейтралитет. Как и предсказывал генерал Гровс, попытка сохранить Союз была обречена на провал. (...) Я ... прочно стою на ногах в мире, который перевернулся вверх ногами. Меня лично может утешать то, что я имею возможность попасть в ту часть мира, которая не меняла положения. Основная часть населения такой возможности не имеет. Это огорчает меня, но в то же время я понимаю, что уже невозможно что-либо изменить".



Вскоре Дмитрий переезжает в Швейцарию, где включается в интерациональную команду коллег-физиков. Его жена, которая в новой России становится очень успешной, не спешит к нему присоединиться. Родители также предпочитают остаться на родине, в привычном социальном окружении.



Рассказывая эту историю, Феликс Борисович формулировал вопросы к читателям. Зачастую формулировка вопроса уже содержала указания на точку зрения автора. Но в результате разворачивавшихся дискуссий и сообщались дополнительные сведения, и более выпукло формулировалась точка зрения автора...



В частности, о политической ситуации вопросы были такие:

— Считаете ли вы полезным предвосхищение сложных ситуаций, хотя это и может вызывать тревогу? Возможно ли заранее выработать линию поведения в ещё неизвестных ситуациях?

— Как вы относитесь к распаду Советского Союза, который экспертиза позволила предсказать заблаговременно, и к тому, что руководство КГБ, информированное о таком сценарии, не сочло возможным предпринять решительные действия?

— Считаете ли вы «эмиграцию мозгов», которая ускорилась в последний год существования Советского Союза и достигла максимума после контрреволюционного переворота 1991 года, неизбежной, или новые правители просто не считали нужным принимать меры для предотвращения такой эмиграции? Что, по вашему мнению, способствовало физической эмиграции учёных, хотя возможность удалённого сотрудничества с крупными научными центрами за рубежом была возможна даже уже в начале 90-х?

— Что вы думаете о расхождении критериев оценки со стороны мирового сообщества коллег-исследователей и со стороны власть предержащих в этой стране?

 — Как вы оцениваете значение информации, о неизбежном распаде Советского Союза, которую Дмитрий получил от Александра?

— Считаете ли вы, что тревога, возникающая в связи с прогнозом изменения общественного строя у исследователей, работающих в области фундаментальной науки, выражена больше, чем у населения в целом?

— Считаете ли вы целесообразным оценку сроков, в которые произойдёт прогнозируемое событие? Учитываете ли вы дисперсию сроков, неизбежную при любом предсказании?

— Из чего, по вашему мнению, исходил генерал Гровс, когда добился изменения статуса Дмитрия, которое сокращало сроки ожидания до отъезда в CERN?

— Чем, по Вашему мнению, объяснялся авторитет Геращенко в коммерческих кругах?.

— Считаете ли Вы, что к концу первого квартала 1991 года были основания ожидать обесценивания рубля?

— Считаете ли Вы естественным, что ощущение мира, стоящего вверх ногами, может вызывать чувство напряжения даже у человека, который, несмотря на такой переворот мира, твёрдо стоит на ногах?



Я несколько дней копировала в один файл все, что надиктовал Феликс Борисович на эту тему. Текст целиком оказался в 8 раз больше, чем тот, что вы могли прочесть только что. И "круглая дата" - 25 лет со дня путча 19-21 августа 1991 года - за это время прошла.





А завтра, 25 августа, другая печальная годовщина.



25 августа 2015 года скончался Феликс Борисович Березин.



Кстати, официальная дата смерти одного из его ближайших друзей Изяслава Петровича Лапина - тоже 25 августа, только 2012 года. Но это уже случайное совпадение. В последние дни жизни у Феликса Борисовича не было возможности сопоставлять даты.



Поэтому продолжение публикации подборки записанных высказываний Ф.Б.Березина  о судьбе Советского Союза - не завтра.



Н.Иванова aka zewgma



Продолжение



Этот пост на сайте

Укротитель "Пантер". Интервью с танковым асом, доктором Ионом Дегеном

Ниже следует обещанное в прошлом посте интервью, впервые опубликованное 8 сентября 2014 года на портале http://newsru.co.il. С Ионом Дегеном тогда беседовал израильский журналист Павел Вигдорчик.

Ион Деген

Ион Деген. Фото: http://newsru.co.il

Вечером 9 сентября в мемориале бронетанковых войск ЦАХАЛа в Латруне состоится премьера фильма, посвященного Иону Дегену – одному из лучших танковых асов Красной Армии. На его боевом счету – 16 уничтоженных и один захваченный танк.

Уроженец Винницкой области пошел на фронт в 16 лет в июне 1941 года. В январе 1945 года, во время Восточно-прусской наступательной операции, получил тяжелое ранение. После выздоровления стал врачом-ортопедом, защитил докторскую диссертацию. В 1977 году репатриировался в Израиль.

Был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Первое представление – за бой, в ходе которого его взвод уничтожил 18 "Пантер", второе – за героизм, проявленный в ходе боев на подступах к Кенигсбергу. Звезду героя Деген так и не получил.

У человека, начавшего войну в июне 41-го, шансов выжить практически не было. На фронте у вас было прозвище "Счастливчик". Вы не боялись искушать судьбу?

После начала войны я провоевал где-то месяц. Потом был ранен, пролежал пять с половиной месяцев в госпитале – значит, не воевал. Потом еще четыре месяца ждал, пока нога окрепнет. Снова начал воевать летом 42-го года, 15 октября опять был ранен, снова пролежал в госпитале. После этого год кантовался в училище. Так что я не воевал. Начал воевать в июне 44-го года и провоевал еще восемь с небольшим месяцев.

Потерь было очень много. В танковой бригаде, тем более – в танковой бригаде прорыва... Обычно в нашей бригаде говорили так: судьба танкиста – или "наркомздрав", или "наркомзем". После второго наступления на меня уже смотрели с удивлением. Пройти столько атак и остаться в живых было невероятно. Просто везло. И иногда это везение определялось тем, что я понимал, что надо делать.

Collapse )

День Победы

Если бы Феликс Борисович был с нами, сегодня здесь появилось бы поздравление с Днем Победы, проиллюстрированное красивой советской открыткой. И полетело бы в Израиль теплое письмо другу - герою войны, танковому асу, поэту, доктору медицинских наук Иону Лазаревичу Дегену. И вспоминались бы новые подробности о войне в тылу подростка Феликса Березина...
Плакат "Пионеры и школьники, боритесь с потерями урожая! Соревнуйтесь на лучшую помощь фронту!"</i></b><i>Художник А. Соколов; редактор П. Пискунов. — Москва; Ленинград: Искусство, 1942.
Плакат "Пионеры и школьники, боритесь с потерями урожая! Соревнуйтесь на лучшую помощь фронту!"
Художник А. Соколов; редактор П. Пискунов. — Москва; Ленинград: Искусство, 1942.

Нет-нет, над нами пули не свистели,
Бомбардировщики до нас не долетели.
И ощущая это как вину,
Я день и ночь работал на войну.


(Из стихотворения Ф.Б.Березина "Моя война, или жертвы тыла", 2014 г.)

Известный критик всего и вся Александр Невзоров в связи с появлением новых традиций празднования Дня Победы в нашей стране сказал: "Я не возражаю против наличия еще одной гражданской религии. Если бы ее не пытались фундаментировать на чистой беспримесной лжи. Когда из этой религии выкидывается такой важнейший компонент как ленд-лиз, когда люди лишаются понимания того, что никакая война не продлилась бы дольше, чем до 42-го года, если бы не бесконечная, триллионами тонн американская и английская помощь на тот момент. Когда все великие советские авиаторы истребители летали только на Аэрокобрах, а вокруг ходили только танки под названием «Матильда», я уж не говорю о тяжелых танках, когда сюда сотнями миллионов тонн шла сталь оружейная, порох, тротил, продукты, не продержался бы Советский Союз".

Поздравляя сегодня Иона Лазаревича Дегена с Днем Победы, я упомянула этот пассаж про только "Матильды" и получила ответ: "Не знаю, что они сейчас пишут о "Матильдах" и "Валентайнах". Ну, были. Видел я их на северном Кавказе в 1942 году. Но пропорции. Один 183-й завод в Нижнем Тагиле создавал тридцать танков Т-34 в один день. А ведь это был не один завод, создававший тридцатьчетвёрки. Возможно, Всевышний сохранил нас, стариков, чтобы о войне мы рассказали правду".

Ион Деген и Феликс Березин

Последняя встреча двух старых друзей.
Москва, 18 декабря 2014 г., на российской премьере документального фильма Михаила Дегтяря и Юлии Меламед «Деген» в Еврейском музее и центре толерантности.
Слева направо в первом ряду: Юрий Деген (сын), Люся Деген (жена), Ион Лазаревич Деген, Феликс Борисович Березин, Наталья Иванова (сотрудница). Во втором ряду, между Ф.Березиным и Н.Ивановой - Марина Феликсовна Березина (дочь), рядом с ней - медсестра Ирина.
Фотография была прислана Ионом Дегеном, автор пока нам неизвестен.

9 мая 2016 г. в сети Интернет опубликована новая статья о нескольких ветеранах Великой Отечественной войны, ныне проживающих в Израиле. Автор - Павел Вигдорчик, название - "День победы в Израиле. Три встречи". Поскольку Феликс Борисович методично публиковал на своем сайте почти все связанное с Ионом Дегеном, ниже приведен посвященный ему отрывок из этой статьи.

"Мне всегда очень тяжело давались интервью с участниками войны. Превращался в мальчика, сидящего у дедушки на коленях и трогающего его медали, при этом старался оставаться журналистом. Сегодня хотел поздравить с праздником тех, с кем повезло встретиться. (...)
Легендарного танкового аса Иону Дегена режиссер посвященного ему фильма "Деген" Михаил Дегтярь назвал величайшим из живущих на Земле евреев. На счету уроженца Винницкой области – 16 подбитых и один угнанный немецкий танк. Его дважды представляли к званию Героя Советского союза, но награду он так и не получил.

Ион Лазаревич, служивший в танковой бригаде прорыва, выжил чудом. На излечении в госпитале понял, что будет врачом – и стал доктором медицинских наук, хирургом-ортопедом, первым в мировой практике пришил ампутированную руку. Его перу также принадлежит одно из самых известных и самых страшных стихотворений о войне: "Мой товарищ, в смертельной агонии…"

"Как в мою жизнь пришла поэзия? Понятия не имею. Я считал, что первое мое стихотворение – "Начало". Но приехал сюда старший брат моей одноклассницы и напомнил мне, что я еще в школе писал стихи. А я абсолютно не помню. Была еще одна вещь: когда я ухаживал за своей будущей женой, то охмуряя, читал ей поэму "На смерть Сталина". Ни единой строчки не помню. Я вспоминаю сейчас фронтовые стихи, которые, как думал, давно забыл. А эта поэма, как и все, что я писал до войны, пропала. Ничего не помню".

Свое знаменитое стихотворение Деген недолюбливает: "Мое любимое стихотворение было написано на Кавказе. После тяжелого дня, очень тяжелого боя, я прислонился к стволу маслины. Раздался выстрел, и ветка упала мне на танкошлем. И когда я читаю сейчас это стихотворение, у меня тот же мороз по коже, который был тогда":

Воздух вздрогнул. Выстрел. Дым.
На старых деревьях обрублены сучья.
А я еще жив.
А я невредим.
Случай?"
Ион Деген

Ион Деген. 40-е годы

Вот еще один отрывок из этой статьи израильского автора. "Поколение, которое вошло в историю как величайшее, уходит. И вы знаете - оно подарило нам жизнь, а мы не можем даже музей для них построить. Нет денег, чтобы довести до конца великое дело, начатое Цвикой Кан-Тором и Хаимом Эрезом, не хватает добровольцев, чтобы записать интервью выживших для истории".
Возможно, эта грустная фраза скажет российскому читателю, что в Израиле базовые жизненные потребности ветеранов удовлетворены, поэтому эта сторона дела беспокойства уже не вызывает. Есть о чем задуматься...

P.S. В результате поисков в интернете обнаружилось, что Павел Вигдорчик не брал у Иона Дегена нового интервью, а сделал материал на основании ранее опубликованного, полуторагодичной давности, большого и интересного. Оно будет приведено в следующем посте.
                                                                                                                                                                      Н.Иванова (zewgma)
книга

О заказах на книгу "Методика многостороннего исследования личности"

Открываю сегодня почту с заказами на книгу - а там домен не продлен. В том числе не могу посмотреть адреса четырех последних заказов. Шлите временно заказы мне, все исполним. Можно на почту zewgma@yandex.ru или в форме СМС на номер 8 909 66 29 55 6. Ваша Наталья Иванова aka zewgma
книга

Техническое, для пользователей системы тестирования

Вниманию тех, кто отправляет приглашения к тестированию из кабинета исследователя на http://test.berezin-fb.su/! Опять периодически наблюдаются сбои, если при формировании приглашения заполнять поле e-mail. Но приглашение без проблем можно отправить так: заполнить два обязательных поля, отмеченных звездочками (имя и пол), нажать кнопку "отправить", полученный код скопировать и отправить по любым каналам клиенту ("испытуемому"). Сообщить, что вставить этот код он должен здесьhttp://test.berezin-fb.su/login. Плодотворной работы!
zewgma

Из воспоминаний Э.Б.Тареевой. Тоталитарная история. Окончание

В Киев приехал Феликс. Проведать меня и узнать, как тут идут его дела. Он остановился у своего друга детства Юры Д. Юра продолжал жить в том доме, в котором и мы жили до войны. Я не могла Феликса ничем порадовать, и он не мог мне рассказать о своей жизни в Станиславе ничего хорошего.
Collapse )

Из воспоминаний Э.Б.Тареевой. Тоталитарная история. Продолжение.

Продолжаем публикацию воспоминаний Энгелины Борисовны Тареевой под названием "Тоталитарная история". Начало, с предисловием, опубликовано здесь . Я подумала, что ту часть ее воспоминаний Энгелины Борисовны, которая касается только ее внутреннего мира и ее личных отношений с любимым институтским преподавателем Феликса Березина Степаном Тимофеевичем, лучше читать в ее журнале. А здесь оставлю только то, что можно назвать "Воспоминания о Феликсе Борисовиче".
zewgma


День мой складывался так. Утром Степан приносил мне большое мокрое полотенце и выходил из комнаты. Полотенце было ледяное – горячей воды в общежитии ВПШ не было. Там были две умывальные комнаты на этаж, расположенные в противоположных концах коридора. Этим ледяным полотенцем я обтиралась с головы до ног, растиралась сухим полотенцем, и это был мой утренний туалет, таким же был вечерний. Потом мы завтракали, за завтраком мы уже не боялись, что меня увидят в комнате Степана.

После завтрака я ехала в город и там весь день ходила по инстанциям, оббивала пороги. Занятие это было не из приятных. Бюрократы отфутболивали меня от одного к другому. Всюду нужно было записываться на прием, всюду говорили, что запись на ближайший приемный день закончена и нужно прийти завтра или послезавтра, чтобы записаться на следующий приемный день. Потом говорили, что заявление написано неправильно, не по форме, что нужно его переписать и прийти в следующий раз. Принимали меня всюду неприветливо, сочувствия я не встретила ни разу.Collapse )

День рождения

Пишет zewgma
Это было два года назад, в 2013-м. "Наташа, - сказал мне Феликс Борисович. - 7 ноября мы работать не будем, ко мне придут люди. А вы придете?"
Я в принципе догадалась по предыдущему общению, что есть какая-то традиция, в силу которой сотрудники лаборатории собирались 7 ноября. Все-таки советский праздник.
А оказалось, что это настоящий день рождения Феликса Борисовича. Хорошо хоть фотоаппарат догадалась взять с собой.
"Почему же в ЖЖ написано - 7 июня?" - спросила я.
"В ЖЖ, как во всех документах. Паспортистка перепутала, а мне надо было в экспедицию уезжать", - объяснил Феликс Борисович.
Действительно, если обозначать месяцы римскими цифрами, то VI и XI можно перепутать...
Я пыталась найти те фотографии. По-видимому, они остались в одном экземпляре на компьютере Феликса Борисовича. А у меня - только те, которые он и его домашние забраковали и удалили...










А это - день рождения 2014 года, только наутро он выписался из больницы.