Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

"Контрреволюционный переворот". Продолжение

От редактора.  Это обещанное ранее продолжение поста "Контрреволюционный переворот". 25-летию ГКЧП посвящается". Здесь собраны те комментарии, написанные Феликсом Борисовичем, в которых выражается его отношение к развалу Советского Союза, его причинам и последствиям. Я поздно сообразила, что хорошо было бы привести и те высказывания читателей, благодаря которым Феликс Борисович так формулировал свою позицию (как мы делали раньше, публикуя пост по мотивам ответов на комментарии). И только один скопировала целиком, о его содержании нельзя догадаться по ответу, и еще он помог уже мне осознать, как именно написать про "Последние дни"...

 

А именно, Елена maika_ant написала: "Есть способ избежать боли от несбывшихся надежд: подумать, что на самом деле мы не знаем, что лучше, а что хуже для нас и для нашего дела. Ну, по крайней мере, боль от этого может стать менее острой".
А Феликс Борисович ответил так:
"Способ, который Вы предлагаете, не каждому доступен. Я мог бы думать, что невозможность продолжать научные исследования поможет мне сберечь силы и продлить жизнь, и это будет лучше для меня. Я представляю себе возможность такой формулировки. Но она мной воспринимается как не моя, чуждая и неверная. Даже в такой страшной вещи, как смерть моей жены, я могу представить себе формулировку: "Хорошо, что она умерла, не увидев этого ужаса". Но я так не думаю, и такая мысль мне кажется кощунственной. Хотя мой совсем недавно умерший друг писал: "Невольно думаешь: "Хорошо, что мама не дожила". Значит, для него Ваш метод был приемлем. Может быть, он приемлем для многих людей. Поэтому я с интересом отнесся к Вашему высказыванию.
В силу своей профессии я видел много людей и много типов реакций, среди них встречались и такие. И то, что Вы рекомендуете это направленно, как метод, у многих людей может встретить понимание".

Теперь - как оценивал Феликс Борисович обстановку ДО 1991 года:

Collapse )

Укротитель "Пантер". Интервью с танковым асом, доктором Ионом Дегеном

Ниже следует обещанное в прошлом посте интервью, впервые опубликованное 8 сентября 2014 года на портале http://newsru.co.il. С Ионом Дегеном тогда беседовал израильский журналист Павел Вигдорчик.

Ион Деген

Ион Деген. Фото: http://newsru.co.il

Вечером 9 сентября в мемориале бронетанковых войск ЦАХАЛа в Латруне состоится премьера фильма, посвященного Иону Дегену – одному из лучших танковых асов Красной Армии. На его боевом счету – 16 уничтоженных и один захваченный танк.

Уроженец Винницкой области пошел на фронт в 16 лет в июне 1941 года. В январе 1945 года, во время Восточно-прусской наступательной операции, получил тяжелое ранение. После выздоровления стал врачом-ортопедом, защитил докторскую диссертацию. В 1977 году репатриировался в Израиль.

Был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Первое представление – за бой, в ходе которого его взвод уничтожил 18 "Пантер", второе – за героизм, проявленный в ходе боев на подступах к Кенигсбергу. Звезду героя Деген так и не получил.

У человека, начавшего войну в июне 41-го, шансов выжить практически не было. На фронте у вас было прозвище "Счастливчик". Вы не боялись искушать судьбу?

После начала войны я провоевал где-то месяц. Потом был ранен, пролежал пять с половиной месяцев в госпитале – значит, не воевал. Потом еще четыре месяца ждал, пока нога окрепнет. Снова начал воевать летом 42-го года, 15 октября опять был ранен, снова пролежал в госпитале. После этого год кантовался в училище. Так что я не воевал. Начал воевать в июне 44-го года и провоевал еще восемь с небольшим месяцев.

Потерь было очень много. В танковой бригаде, тем более – в танковой бригаде прорыва... Обычно в нашей бригаде говорили так: судьба танкиста – или "наркомздрав", или "наркомзем". После второго наступления на меня уже смотрели с удивлением. Пройти столько атак и остаться в живых было невероятно. Просто везло. И иногда это везение определялось тем, что я понимал, что надо делать.

Collapse )

1130. Памяти И.П.Лапина. "Личность как система отношений и отказ от лекарств"

В связи с болезнью Феликса Борисовича редактор сайта, по его поручению, публикует ранее подготовленные материалы.



22 августа 2012 года не стало гениального психофармаколога Изяслава Петровича Лапина. Мы публикуем расшифровку аудиозаписи состоявшегося 28 октября 2011 года семинара кафедры клинической психологии и психологической помощи Психолого-педагогического факультета  Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, где он был докладчиком.
Мы уже выражали благодарность организаторам семинара за сам факт проведения семинаров, за ведение аудиозаписи и за публикацию расшифровок в интернете.



Семинар 28.10.2011 "Личность как система отношений и отказ от лекарств"



Кулаков Сергей Александрович (доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена): Уважаемые коллеги! Разрешите начать сегодняшний наш семинар. И слово будет предоставлено Изяславу Петровичу Лапину – одному из основоположников нашей психофармакологии в России. Кроме того, я хочу сказать, что Изяслав Петрович достаточно разносторонний человек. Он интересный художник. Если вы были в Институте Бехтерева, то видели, и я знаю, там Ваши картины висели в столовой.



Лапин Изяслав Петрович (доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева – отделение клинико-экспериментальных исследований новых психотропных средств): В столовой. Сняли все. Сказали, восстановят.



С.А. Кулаков: Ну и не шутки ради, а даже всерьез, и знаток русского языка, что немаловажно в наше время. Вы знаете, как пишут наши аспиранты… [смех] Ну, например, можно сказать вместо комплаенс «приверженность» и так далее. И Вербицкая бы позавидовала, мы бы повесили в метро, Изяслав Петрович, некоторые термины, которые Вы могли бы обозначать на русском языке. В защите диссертаций – это одно из замечаний, если кто-то употребляет нерусские слова или слова, не свойственные нашему профессиональному языку. Так что я Вам предоставляю слово, и сами расскажете о своем докладе. Вам дается сорок минут максимум, Изяслав Петрович.



И.П. Лапин: А Вы думали, я запрошу два часа? Ну, хорошо.



С.А. Кулаков: Сорок минут – регламент. Ну, а потом уже дискуссия.



И.П. Лапин: Ну, здравствуйте, уже как бы сказано. «Как бы» – это модное слово сейчас, всюду «как бы». Я на телевидении засекал. В один вечер выступало семь разных людей: тетенька – профессор какого-то московского института, дяденька, потом телекомментаторы и так далее. За одну-две минуты (максимум!) каждый человек сказал слово «как бы». Одна, значит, начала с такого: «Вот у меня… Можно вопрос? У меня как бы сын… [смех], он как бы занимается фехтованием. Их как бы закрыли и сказали, что как бы откроют». В одной фразе! Я не преувеличиваю. Всё так. Ну, для шоу других забот нет.



Скроцкий Юрий Аркадьевич (кандидат медицинских наук, врач-психиатр): Изяслав Петрович, хорошо, что «как бы»! А не другое слово.

Collapse )

1123. Стенограмма семинара памяти И.П.Лапина

Читать предыдущий материал о 85-летии со дня рождения И.П.Лапина

Изучая материалы и свидетельства о жизни Изяслава Петровича Лапина, я обнаружил очень ценный источник такого рода информации.

На кафедре клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург) регулярно работают научно-методический и аспирантский семинары. Общительный и остроумный Изяслав Петрович принимал активное участие в этих семинарах, как и во многих других профессиональных встречах. Но только на этом семинаре обязательно ведутся диктофонные  записи, делаются фотографии, а расшифровка стенограмм впоследствии выкладывается в интернет и публикуется в специальном издании. Жаль, что пока не удалось найти ни документального фильма, ни записи голоса Изяслава Петровича, но, как следует из нижеследующего текста, у организаторов семинара они, по-видимому, есть.

Семинар памяти И.П.Лапина, стенограмма которого выложена ниже (источник), состоялся, по-видимому, в конце сентября-начале октября 2012 года. Этот вывод можно сделать на основании косвенных признаков. В семинаре памяти Лапина принимал участие Борис Вениаминович Иовлев, скончавшийся 1 января 2013 года. И его же, Б.В.Иовлева, в ходе семинара поздравляли с днем рождения (29 сентября). А И.П.Лапин скончался, как уже было сказано, в конце августа 2012 года.

Зная, как легко теряется информация в интернете, я решил не ограничиваться ссылками на ресурсы, а по возможности сохранять информацию об И.П.Лапине на своем сайте.

Collapse )

1115. Юбилей моей старшей сестры

31 мая исполнилось 90 лет моей старшей сестре. Если строго придерживаться календаря, то это не вызывает сомнений. Но поскольку она родилась в час ночи на 31-е, я привычно считаю днем ее рождения 30-е. Вчера я случайно узнал, что в ее документах именно 30-е обозначено как день ее рождения.

Моя сестра Лина
Фото с сайта

90 лет – солидный возраст. Продолжительность жизни вообще-то определяется генетическим порогом. И этот порог у родных брата и сестры должен бы был быть одинаков. Я рассчитал этот порог, он составлял 86 ± год, и проверил результаты своих расчетов на фактической продолжительности жизни моих родственников, умерших естественной смертью. Возраст их смерти в основном составлял от 86 до 87 лет. 

Я не знаю случая превышения возраста пациента над генетическим порогом у других специалистов. А у себя знаю три. И моя сестра  к ним относится.

Она находилась у меня в гостях, когда на фоне видимого здоровья она почувствовала боли в левой половине груди, затрудненное дыхание, резкую слабость. Со стула подняться она не могла, и мы перенесли ее на постель. Артериальное давление не падало и не поднималось. Я был достаточно опытным врачом, чтобы понимать, что речь идет о критическом состоянии, в котором исход ситуации могут решать минуты.

Collapse )

1105. Ко Дню памяти Холокоста

16 апреля – День памяти холокоста. Около года назад я опубликовал в журнале рассказ Иона Дегена «Свобода выбора». В комментариях речь зашла о холокосте, и, отвечая на эти комментарии, я написал о холокосте больше, чем где бы то ни было еще. Предлагаю вашему вниманию эту дискуссию.Collapse )

944. Колонка Иона Дегена. 95. Четыре года. 2

Начало

Этот январский день оказался чемпионом лютой зимы 1942 года. Пятидесятидвухградусный мороз, шутя, проник сквозь шинель и пронзил меня до мозга костей. Я решил сократить путь к вокзалу и пошел по протоптанной в снегу тропе, пересекавшей поле.

Три собаки, как три богатыря на картине Васнецова, застыли на моем пути. Подойдя ближе, я понял, что это не собаки, а волки.

Collapse )

942. Колонка Иона Дегена. 93. Война в тылу. 4. На холмах Грузии. 4

  Я снова прошёл те самые тринадцать километров. До сезона цитрусовых было ещё далеко. Поэтому раза два-три я ограничивался только водой.

На путях в Натанеби я увидел бронепоезд. Даже два - "Сибиряк" и "Железнодорожник Кузбасса". Я разыскал пассажирские вагоны управления. В одном из них я обратился к командиру 42-го отдельного дивизиона бронепоездов майору Аркуше. Беседу с ним я уже описал в рассказе "Четыре года". Правда, в рассказе я не упомянул истории с кинжалом, который подарил мне Нико Карцивадзе. Майор с интересом посмотрел на это произведение искусства и заметил, что, поскольку я в военной форме, мне не положено носить неуставное оружие. Уже зная, что майор определил меня в разведку, я посмел возразить, мол, дважды добровольцу можно сделать некоторое снисхождение. Ведь со второго дня моего участия в боях у меня, у рядового, был не положенный мне по штату карабин, а немецкий "шмайссер" и ещё пистолет "Вальтер", который в лучшем случае может заменить револьвер "наган" или пистолет ТТ, положенные только командирам. А в разведке кинжал может пригодиться. Майор улыбнулся и велел мне сшить из брезента чехол для рукоятки и ножен. Комиссар дивизиона, батальонный комиссар Лебедев был явно недоволён решением командира. Очень приглянулся ему этот кинжал. Кстати, за несколько минут до второго ранения именно этим кинжалом я снял немецкого часового. Но когда меня раненого доставили в медсанбат, у меня уже не было ни автомата, ни пистолета, ни кинжала. Почти пять лет я не имел понятия, куда мог деться кинжал. А в 1947 году в Черновцах я встретил своего товарища по 42-му отдельному дивизиону бронепоездов, бывшего замполита Филиппа Соловщука. Он работал в редакции областной газеты "Радянська Буковина", я учился в медицинском институте. Очень тёплой и трогательной была эта встреча. Тогда я узнал, что сбылась мечта батальонного комиссара Лебедева. Ему достался кинжал. Комиссар отмыл его от крови и выбросил брезентовые чехлы. Кинжалу уже не нужна была маскировка. Батальонный комиссар Лебедев в бою не бывал, а в купе командирского пассажирского вагона сверкающий кинжал не выдавал своего местонахождения. Там было достаточно места и для других трофеев.

 

Collapse )

   Не знаю, как не рухнул этаж от безудержного хохота всей палаты. Я не просто растерялся. Я был в шоке. Какая жена? Какая библиотека? Мария Николаевна поторопила меня:

   - Быстрее, Деген. Такой красавицы я ещё не видела. Её могут у тебя похитить.
     Ничего не понимая, я встал, надел халат, взял костыли и вышел в коридор. Все ходячие раненые из нашей палаты и уже через минуту все ходячие нашего этажа эскортировали меня в библиотеку. Настоящая демонстрация. Я вошёл. Между двумя огромными чемоданами стояла Русудан. На ней был тот же приталенный длинный жакет и белая шёлковая шаль, наряд, в котором я её впервые увидел в шромской чайной. Она бросилась ко мне на шею, чуть не свалив меня с костылей. Могла ли такая встреча вызвать сомнение в том, что это моя жена? Мне и сейчас неизвестно, как она узнала, что я ранен, что я нахожусь в Кировобаде, где, кстати, не один госпиталь. В Натанеби дивизион находился несколько дней. Я ещё успел передать привет Самуэлю, ребятам и Русудан. И всё. Мы выехали на фронт. Больше не было от меня ни писем, ни приветов. Не было для этого ни времени, ни настроения. Непрерывные, страшные бои. Гибель людей, ставших мне друзьями. Даже в редчайшие минуты затишья мне было не до писем.
     Библиотека постепенно очистилась от зрителей, и мы могли поговорить. Чемоданы снарядила вся Шрома. Бутылки с вином, фрукты, чурчхелы, сыры. Палата пировала несколько дней.


натюрморт

"Палата пировала несколько дней"

Зинаида Ведешина. Грузинский натюрморт

Фото с сайта

   - Как ты притащила такую тяжесть?
     - В Натанеби меня посадили в вагон Батуми-Баку, а тут целый полк был готов проводить меня в госпиталь. Помнишь, я ведь сказала, что ты будешь моим?

   - Русудан, дорогая, я не могу быть твоим. И ничьим. Идёт страшная война. То, что я сейчас здесь, просто чудо. Я не понимаю, как нам удалось выбраться, вернее, как удалось меня вынести. Ты такая красивая, такая талантливая. Тебе всего лишь семнадцать лет. Не связывай себя ни с кем, кто подвержен сейчас смертельной опасности. Не разбивай свою жизнь.
     Русудан хотела прижаться ко мне, хотя на нас поглядывала библиотекарь. Я отстранил её от себя. Библиотекарь не понимала, о чём мы говорим. Я ещё не успел забыть грузинский язык.
     - Уезжай, дорогая. И забудь о моём существовании. Прости, но я должен лечь. - Я попросил передать привет Самуэлю и ребятам. Русудан сказала, что передаст привет Самуэлю. Кукури и Оксенди призвали в армию. А Нико в Тбилиси. Он поступил в медицинский институт.
     Вот и всё. Впрочем, написав, как Михако Орагвелидзе поил меня чачей и ошибся, уверяя, что не забудет благодарить меня до конца своих дней, я пообещал рассказать позже о его ошибке. Выполняю обещание.

   Летом 1975 года с женой и сыном мы совершали круиз по Чёрному морю на корабле "Шота Руставели". Это был наш четвёртый круиз на роскошном в ту пору корабле. И условия были роскошными. Каюта люкс на прогулочной палубе. Отличное питание. Масса развлечений.

лайнер шота руставели

Советский круизный лайнер "Шота Руставели"

Фото: paata.tabagua

Утром корабль пришёл в Батуми. Отправление вечером. В нашем распоряжении целый день. Я часто рассказывал жене и сыну о четырёх месяцах пребывания в Шроме, о благодарности грузинам, с которыми я породнился. Взяли такси и поехали в Шрому. Нам достался не таксист, а сумасшедший лихач. Раз десять на протяжении сорока километров он спасался за миг от явно аварийной ситуации, в которую попадал по своей вине. Я сожалел, что затеял эту поездку и подвергаю опасности жизнь жены и сына. Наконец, мы в Шроме. Здание правления колхоза уже не деревянное, а каменное. Председатель колхоза всё ещё Михако Орагвелидзе. К сожалению, его нет на месте. Увидеть его можно в Уреках. Самуэль Гагуа умер вскоре после войны. Александр Гагуа стал генералом. Командовал дивизией, которая одно время располагалась в Батуми. Где сейчас Александр, никто не знал. Не знали ничего о Кукури Чхеидзе и об Оксенди Качарава. И о Русудан не знали. Кацо, почему вы удивляетесь? Даже после окончания войны прошло уже тридцать лет. Нико Карцивадзе - другое дело. Он был врачом в Махарадзе. Где он сейчас, не знаем. Сели в такси и поехали в Уреки. Михако Орагвелидзе внешне почти не изменился. Те же сталинские усы. Та же авторитарная импозантность. Только сталинский френч с трудом сходился на объёмистом животе. На груди скромно сияет Золотая Звезда Героя Социалистического Труда. И никаких орденов.

орагвелидзе

"Михако Орагвелидзе внешне почти не изменился..."

Михако Орагвелидзе в 1950 г.

Фото с сайта

орагвелидзе кругозор большой

Страница журнала "Кругозор" (июнь 1972 г.) со статьей о Михако Орагвелидзе и его портретом.

Фото с сайта

Я обрадовался ему невероятно. Он меня не узнал. Ничего удивительного. Тогда мне ещё не было семнадцати лет, а сейчас пятьдесят.

   - Михако, вы помните это поле, это самое поле, на котором сейчас кукуруза? Восемьдесят гектаров и трактор СТЗ-НАТИ. И нет тракториста. И вот он перед вами тот тракторист, которого вы в этом сарае поили чачей. Помните?
     - Не помню, кацо.
     Жена, сын и даже таксист смотрели на меня (или на нас?) с явным сожалением.
     Я не попрощался. Мы сели в такси и поехали в Батуми. Таксист, по-видимому, решил покончить жизнь самоубийством, заодно убив нас и ещё множество людей во встречных и обгоняемых им автомобилях.
     До самой Одессы меня не оставляла горечь встречи в Уреках, хотя "Шота Руставели" делал всё возможное для того, чтобы у его пассажиров возникали только положительные эмоции. Но эта горечь никак не отразилась на моей любви к грузинской поэзии, к грузинским песням, к грузинской кухне и просто к многострадальной прекрасной Грузии. . .


 


РУСУДАН

Мне не забыть точеные черты

И робость полудетских прикасаний

И голос твой, когда читаешь ты

Самозабвенно "Вепхнис тхеосани".*

Твоя рука дрожит в моей руке.

В твоих глазах тревога: не шучу ли.

А над горами где-то вдалеке

Гортанное трепещет креманчули.

О, если бы поверить ты могла,

Как уходить я не хочу отсюда,

Где в эвкалиптах дремлют облака,

Где так тепло меня встречают люди.

Да, это правда, не зовут меня,

Но шарит луч в ночном батумском небе,

И тяжкими кувалдами гремя,

Готовят бронепоезд в Натанеби.

И если в мандариновом саду

Я вдруг тебе кажусь чужим и строгим,

Пойми,

Ведь я опять на фронт уйду.

Я должен, Чемо геноцвали гого**.

Не обещаю, что когда-нибудь...

Мне лгать ни честь ни сердце не велели.

Ты лучше просто паренька забудь,

Влюбленного в тебя. И в Руставели.

Весна 1942 г.

____________________

*"Витязь в тигровой шкуре".

** Моя любимая девушка (груз.)


919. «Я и чекисты». Заключение публикатора

Это мое заключение не имеет отношения к рассказам Дегена и основывается только на личных впечатлениях.

Не знаю, может быть, мне исключительно везло, но за исключением того случая, когда сотрудники госбезопасности арестовали моего отца, которого потом судил Ревтрибунал и в тот же день расстрелял, остальные встреченные мной чекисты были прекрасные профессионалы. Я думаю, они выполнили бы неправомерные приказы, если бы их получили. Но когда решение зависело от них, они не совершали по собственной инициативе противоправных деяний.

В одном случае сотрудник МГБ (чекист) защитил меня от партии и позаботился о том, чтобы я благополучно закончил институт. Во втором случае я убедился, что только от людей зависело, испытывали ли страдания высылаемые в Сибирь и на Дальний Восток украинские крестьяне. Если начальник охраны эшелона поощрял свою медсанчасть и предоставлял ей право действовать в соответствии с инструкцией, то все делалось вовремя и хорошего качества: вовремя баня, вовремя обед, вовремя детское питание. А при другом начальнике эшелона, может быть, что все было бы по-другому.

депортация

Депортации больших групп населения и даже целых народов из приграничных районов в Сибирь во времена Сталина требовали вместительных эшелонов

Фото с сайта

Collapse )

Этот пост на сайте

918. Колонка Иона Дегена. 78. Истоки. 20. Я и чекисты. 3

К началу

К предыдущему

 

А вот ещё о должностях и званиях чекистов в ресторанах. В воскресный вечер дня возвращения в Киев из Крыма на Крещатике мы встретили супружескую пару наших друзей. Пригласили их в ресторан. Они с удивлением посмотрели на меня.

- Ты что, с Луны свалился? В каком ресторане ты сейчас найдёшь свободные места?

 

Арка_Киевского_пассажа,_Крещатик,_Киев

 

"Гуляя по Крещатику..."

Арка Киевского пассажа на Крещатике

Фото с сайта

С женой мы повели их в «Театральный». Метрдотелем там работала моя пациентка. Она встретила нас у входа и с огорчением сказала, что, увы, всё занято. Но возле прямоугольного столба я увидел стол, в торце которого сидел одинокий мужчина лет тридцати с ромбом выпускника университета. Метрдотель заколебалась и как-то невнятно сказала: «Боюсь, вам будет там неудобно». Я решил, что она имела в виду колонну, примыкающую к восьмому месту у стола. Но ведь нас четверо. Метрдотель очень неохотно усадила нас за этот стол, а ещё через несколько минут - пару, старую даму и её сына. Оказалось, это туристы из Эльзаса. Я сидел сбоку стола рядом с молодым человеком. Справа от меня жена и пожилая дама. Сын её во втором торце стола. Друзья наши напротив нас. Подали ужин, вино. Завязалась беседа. Эльзасцы не очень владели русским языком, но, как ни странно, это не мешало общению. Выпускник университета не ужинал. Перед ним стоял наполовину наполненный коньячный бокал, который он изредка пригубливал и зализывал конфетой. В разговоре не принимал участия. После любой фразы в разговоре с иностранцами, даже незначительно подходящей к запретной грани, я обращался к соседу: «Что вы скажете по этому поводу, товарищ младший лейтенант?: Или «Ваше мнение, товарищ младший лейтенант».

Collapse )

Этот пост на сайте