Category: отзывы

"Контрреволюционный переворот". Продолжение

От редактора.  Это обещанное ранее продолжение поста "Контрреволюционный переворот". 25-летию ГКЧП посвящается". Здесь собраны те комментарии, написанные Феликсом Борисовичем, в которых выражается его отношение к развалу Советского Союза, его причинам и последствиям. Я поздно сообразила, что хорошо было бы привести и те высказывания читателей, благодаря которым Феликс Борисович так формулировал свою позицию (как мы делали раньше, публикуя пост по мотивам ответов на комментарии). И только один скопировала целиком, о его содержании нельзя догадаться по ответу, и еще он помог уже мне осознать, как именно написать про "Последние дни"...

 

А именно, Елена maika_ant написала: "Есть способ избежать боли от несбывшихся надежд: подумать, что на самом деле мы не знаем, что лучше, а что хуже для нас и для нашего дела. Ну, по крайней мере, боль от этого может стать менее острой".
А Феликс Борисович ответил так:
"Способ, который Вы предлагаете, не каждому доступен. Я мог бы думать, что невозможность продолжать научные исследования поможет мне сберечь силы и продлить жизнь, и это будет лучше для меня. Я представляю себе возможность такой формулировки. Но она мной воспринимается как не моя, чуждая и неверная. Даже в такой страшной вещи, как смерть моей жены, я могу представить себе формулировку: "Хорошо, что она умерла, не увидев этого ужаса". Но я так не думаю, и такая мысль мне кажется кощунственной. Хотя мой совсем недавно умерший друг писал: "Невольно думаешь: "Хорошо, что мама не дожила". Значит, для него Ваш метод был приемлем. Может быть, он приемлем для многих людей. Поэтому я с интересом отнесся к Вашему высказыванию.
В силу своей профессии я видел много людей и много типов реакций, среди них встречались и такие. И то, что Вы рекомендуете это направленно, как метод, у многих людей может встретить понимание".

Теперь - как оценивал Феликс Борисович обстановку ДО 1991 года:

Collapse )
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…

Из воспоминаний Э.Б.Тареевой. Тоталитарная история. Продолжение.

Продолжаем публикацию воспоминаний Энгелины Борисовны Тареевой под названием "Тоталитарная история". Начало, с предисловием, опубликовано здесь . Я подумала, что ту часть ее воспоминаний Энгелины Борисовны, которая касается только ее внутреннего мира и ее личных отношений с любимым институтским преподавателем Феликса Березина Степаном Тимофеевичем, лучше читать в ее журнале. А здесь оставлю только то, что можно назвать "Воспоминания о Феликсе Борисовиче".
zewgma


День мой складывался так. Утром Степан приносил мне большое мокрое полотенце и выходил из комнаты. Полотенце было ледяное – горячей воды в общежитии ВПШ не было. Там были две умывальные комнаты на этаж, расположенные в противоположных концах коридора. Этим ледяным полотенцем я обтиралась с головы до ног, растиралась сухим полотенцем, и это был мой утренний туалет, таким же был вечерний. Потом мы завтракали, за завтраком мы уже не боялись, что меня увидят в комнате Степана.

После завтрака я ехала в город и там весь день ходила по инстанциям, оббивала пороги. Занятие это было не из приятных. Бюрократы отфутболивали меня от одного к другому. Всюду нужно было записываться на прием, всюду говорили, что запись на ближайший приемный день закончена и нужно прийти завтра или послезавтра, чтобы записаться на следующий приемный день. Потом говорили, что заявление написано неправильно, не по форме, что нужно его переписать и прийти в следующий раз. Принимали меня всюду неприветливо, сочувствия я не встретила ни разу.Collapse )

359. Нарушение психофизиологической адаптации и психосоматические расстройства. 12

Я выслушал рассказ Павла молча, не перебивая, не задавая вопросов. Сейчас, после короткого периода непринятия смерти, Павел перешёл в самый острый период стадии горевания, и симпатическое слушание было единственным, что я сейчас мог для него сделать. Никакие активные методы при той остроте его горевания, которая скрывалась за отработанной дипломатической выдержкой, ещё не были уместны.
- И что с вами сейчас, - спросил я у Павла, - вы ясно понимаете, что ваш отец умер и его больше никогда не будет, и что ваша мать, вероятно, до конца своих дней останется инвалидом?


Collapse )