Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

книга

Помощь сестре и дочери Ф.Б.Березина, воспоминания

Старшая сестра Феликса Борисовича, Энгелина Борисовна tareeva, в последнее время много вспоминала брата, а еще рассказывала о судьбе его дочери Марины. С племянницей она в последнее время много общалась. К сожалению, у Марины Феликсовны на днях случился ишемический инсульт, и она пока в больнице.  Еще до этого печального  события читатели стали уговаривать Энгелину Борисовну принять материальную помощь, и наконец уговорили, и такая возможность теперь есть:
paypal.me/tareeva
money.yandex.ru/to/410017240429035
Некоторые детали по поводу этого сбора здесь

Только теперь собранные средства пойдут не только на Энгелину Борисовну, но и на Марину Феликсовну.
А ниже ссылки на те из последних постов Э.Б.Тареевой, в которых она говорила не о литературе и не о политике, а рассказывала о брате и племяннице...
1 Сегодня началась война
2 Про себя. Ответы на комментарии
3 Спасибо!
4 Спасибо! Продолжение
5 У нас опять беда.
6 Еще про Марину, мою племянницу
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…

795. Ион Деген и последняя встреча. 2.

К началу цикла

«В Москве мы будем очень заняты. Мы – это не Мы, Николай
II, а я и моя жена, без которой я никуда и никогда не езжу».

Я напомнил Яне номер своего телефона, но он сказал мне, что он знает его сам и что было бы противоестественно, если бы он со мной не связался.

То, что произошло, было на грани невозможного.

В первый день его пребывания в Москве я напрасно ждал его звонка.  На следующий день он позвонил мне в 7 часов утра и сказал, что в этот день он выступает в маленькой аудитории Музея еврейской культуры и центра толерантности, и что это было бы самое удобное место для встречи – аудитория маленькая и много знакомых. Он сказал, что не имеет никакой возможности заехать ко мне, потому что не распоряжается своим временем, что у него по три выступления в день, не считая многочисленных встреч с прессой.
Я обрадовался этому звонку, но хорошо осознавал, что сама встреча для меня будет очень трудной. Раз Яня приехать не мог, значит, ехать должен был я, а я был болен и не вставал с постели. Но в то же время я понимал, что это наверняка уже последняя возможность реальной встречи. Такая встреча казалась мне закономерным завершением второго круга нашего общения и логическим завершением моей жизни.


Collapse )

Мы приехали за три четверти часа до начала выступления. Я знал, что Яня уже в музее, и хотел увидеть его как можно раньше. Но разыскать его в музее не смогли и посоветовали сесть на первый ряд в аудитории, мимо которого он обязательно будет проходить по пути к трибуне. Я не знал, насколько легко он меня узнает и как опознавательный знак держал в руке большую фотографию, которую Яня прислал мне еще до отъезда в Москву после встречи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Это была большая фотография, не заметить ее у меня в руках было невозможно. Цикл фотографий в этом тексте я хочу начать с указанного снимка.

deg2



Встреча Иона Дегена с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. В центре – Ион Деген, который в свои 88 лет выдерживает груз наградного металла, стоя с совершенно прямой спиной; чуть сзади, между премьер-министром и Яней – сын Дегена, физик-теоретик, руководитель лаборатории, которым, по словам премьер-министра, Израиль гордится; в белой десантной форме – внук Дегена, который перерос деда почти на голову, и наконец, с краю сидит обожаемая Дегеном жена, положив свою руку на рукав внука. Часть, в которой служит внук Дегена, известна в Израиле, и ее коммандос - также гордость страны.



Фото прислано мне Ионом Дегеном, автора мы пока не установили


Моя дочь Марина, мой врач и я, в соответствии с договоренностью, сели в первом ряду рядом с Люсей, женой Яни, и стали ждать.


1375164_531919326885914_1656519577_n

Мой врач (крайний слева), я и моя дочь Марина ожидаем в первом ряду появления Дегена.

Фото прислано Ионом Дегеном, автора установить пока не удалось



Яня пришел за полчаса до начала выступления. Я узнал его так легко, как будто мы расстались вчера. Я понял, что не нужны никакие опознавательные знаки и полушепотом произнес: «Яня!» Он повернул голову, мгновенно увидел меня и бросился ко мне.

У нас было не слишком много времени, две или три фразы заняли последние новости, а остальное – очень эмоциональная беседа, в которой студенческие воспоминания перемежались с последними событиями.



Выступление должно было начаться в три. Но Яня продолжал говорить, не обращая внимания на часы и на знаки, которые подавал ему ведущий. Только когда в десять минут четвертого к нему подошла его жена и сказала: «Яня, твоя точность вошла в поговорку. Народ недоумевает и начинает расходиться», он крепко пожал мне руку и сказал: «Понимаешь, я ведь приехал для того, чтобы и им что-нибудь сказать. А если они уйдут, то мне говорить будет некому». Он снова пожал мне руку и добавил: «Я не прощаюсь. Мы же снова увидимся после моего выступления?»

На всякий случай мы обнялись, и он пошел на трибуну.

Я не собирался оставаться на выступление. Я понимал, что я не узнаю о нем ничего нового. Но Яня сказал, что мы увидимся после выступления, и я решил не обманывать его надежд.

Слушать его было приятно, хотя все, о чем он говорил, я действительно знал. У него была легкая, свободная, привлекательная манера речи и часто - уместная улыбка.






Ион Деген во время выступления.

Фото с сайта



Автор: Сергей Варшавчик

Деген начал свое выступление с рассказа о музее танка Т-34.



«Сегодня я получил самое большое впечатление от Москвы, - сказал он. - Это впечатление возникло у меня, когда я был в музее танка Т-34. На меня произвел впечатление и сам музей, и мой великолепный экскурсовод Лариса Васильева, фактический основатель музея и дочь одного из конструкторов Т-34. Мне было приятно увидеть, что обо мне как о танкисте, воевавшем на Т-34, в Москве не забыли, и как тепло это проявляли хозяева».



Деген в музее танка Т-34. Фотография прислана мне Ионом Дегеном, к сожалению, без указания автора, которого мы постараемся установить.

Деген говорил об атаке Т-34, с которой началось первое советское наступление под Москвой. О фотографии, которую ему прислали, не назвав, к сожалению, имени автора, и о том, что эта фотография теперь находится на сайте Берковича.



Комментарий Иона Дегена: «С этого места на окраине села Шолохова 6-го декабря 1941 года танки Т-34 пошли в атаку, с которой начался разгром немцев под Москвой.

На фоне танка Т-34 (справа налево) Лариса Васильева, журналист, писательница, дочка одного из конструкторов танка Т-34, организатор музея танка Т-34, Ион Деген, Степан Орлов, депутат Думы Москвы, кандидат экономических наук, внук поэта-танкиста Сергея Орлова. Того самого, автора стихотворения «Его зарыли в шар земной».

Фото с сайта

Даже присутствие родственников или потомков людей, которые не дожили до этой встречи, но при жизни были Дегену дороги, вызывало в нем живейшую положительную реакцию. Такую реакцию, в частности, вызвал внук поэта-танкиста Сергея Орлова Степан Орлов, хотя он не танкист, а всего лишь депутат Мосгордумы. Каюсь, но до этого я не читал стихов Орлова. И поэтому приведенное Дегеном стихотворение Орлова «Его зарыли в шар земной» - по словам моих коллег, широко известное – я услышал впервые и поразился тем, что мимо моего внимания прошел такой колоссальный талант. Несмотря на то, что это стихотворение широко известно, я встретился с ним впервые и хочу привести его здесь.


  Его зарыли в шар земной,
    А был он лишь солдат,
    Всего, друзья, солдат простой,
    Без званий и наград.

    Ему как мавзолей земля —
    На миллион веков,
    И Млечные Пути пылят
    Вокруг него с боков.

    На рыжих скатах тучи спят,
    Метелицы метут,
    Грома тяжелые гремят,

  Ветра разбег берут.

    Давным-давно окончен бой…
    Руками всех друзей
    Положен парень в шар земной,
    Как будто в мавзолей…

                1944




После этого стихотворения я лучше понял, почему Орлов был единственным, кто летом 1945 года поддержал Дегена в Доме литераторов аплодисментами, хотя и беззвучными.


Этот пост на сайте

Продолжение следует

350. Нарушение психофизиологической адаптации и психосоматические расстройства. 4

Тогда в Англии, стремясь получить одобрение матери, Павел пробовал вести себя по-разному и не мог понять, почему самые разные его поступки не меняют отношение к нему матери, не приводят к тому, чтобы мать его любила так же, как любит сестру. Безуспешность этих попыток приводила к тому, что он не мог найти адекватную модель поведения при взаимодействии с матерью, а неадекватная модель поведения в этом взаимодействии создавала дополнительные стрессогенные ситуации и приводила к тому, что количество стрессогенных ситуаций ещё более расширялось, а преодолевающее поведение оказывалось недостаточным.

Collapse )

280. Экспедиция в Подмосковье.

Телефон позвонил рано утром, и звонок разбудил меня. Я не привык просыпаться в 6 утра. И после слов моего невидимого собеседника «Вы узнаёте мой голос?» раздался тот характерный щелчок, который я уже научился выделять из всех телефонных шумов. Этот щелчок возникал тогда, когда «вертушка» соединялась с городской сетью. Я, может быть, и не узнал бы голос, но не так уж много людей могли звонить мне по «вертушке», поэтому я уверенно подтвердил опознание.

Collapse )

64. За пределами клиники. Случайный постоялец.

Я мало интересовался политикой. Много лет я выписывал польскую газету «Политика», информация в которой политикой не ограничивалась, и она в значительной степени (если не полностью) удовлетворяла мою потребность в информации. В определённые периоды работа настолько поглощала моё время, что и на эту газету его не хватало. Эти периоды интенсивной работы участились тогда, когда председателем совета министров был А. Н. Косыгин, и его первый помощник, доложив своё мнение о работе нашей лаборатории, предложил включить лабораторию в число исполнителей всесоюзной программы «Отчизна». Нас в эту программу включили.

Collapse )