Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Феликс Борисович Березин скончался 25 августа 2015 года

Горькая весть.

Феликс Борисович скончался сегодня, 25 августа, около 15 часов.
Это произошло в реанимации 1-го хирургического отделения ЦКБ, где он находился в состоянии лекарственного сна после экстренной операции, сделанной 21 августа.

День 21 августа стал последним днем, когда близкие с ним общались. Он был в ясном сознании и тверд духом.

О времени и месте гражданской панихиды будет объявлено дополнительно.


_______________

Феликс Борисович просил опубликовать в записи, сообщающей о его смерти, его стихи. Возможно, сам он выстроил бы другую последовательность, что-то убрал бы, что-то добавил...


Меня от смерти отводя не раз,
Бог думал: «Он и в мире мне поможет».
Теперь я стар, и пыл во мне угас.
Я оправдал твои надежды, Боже?

***

Я часто вспоминаю времена,
Когда мои друзья все были живы.
Когда моя любимая жена
Была живой, прекрасной и счастливой.
Я вижу этот мир, как наяву.
Мой мир погиб, а я еще живу.

Живу, стараясь не терять лица
В преддверьи неизбежного конца.

***

А умирать не страшно, вы поверьте.
Я это знаю не из чьих-то слов,
Я много раз бывал в объятьях смерти,
И каждый раз я возвращался вновь.

В последний раз всё будет так, как прежде:
Опять померкнет свет в моих глазах,
Угаснут чувства и сомкнутся вежды.
Я даже не пойму, что нет надежды,
Что в этот раз я обращаюсь в прах.

***

Когда останется одна душа,
Не будет ни страдания, ни боли.
Душа пройдет по саду не спеша,
Никто и ни к чему не приневолит.

Там, где останется одна душа,
Нет хода времени. Там не спеша
Я все додумаю и все пойму.
Жаль, не смогу поведать никому.

_______________

Скорбим.
Помним.

Феликс Борисович при жизни не раз просил нас продолжать вести его ЖЖ и сайт, писать о нем самом и его идеях. Мы постараемся...


Наталья Иванова zewgma, Юрий Бедеров
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…

1079. Эмоции, тревога, страх и тревожный ряд

(Ответ на комментарий iputupi)

Оригинал комментария см. здесь

Ваша вскользь сказанная фраза о том, что одной из основных эмоций является страх, а понятие тревоги в целом игнорируется, требует рассмотрения более внимательного. Прежде всего, вопрос о том, является ли тревога эмоцией, предполагает определение самого понятия эмоция. Я хотел бы остановиться на рассмотрении этого вопроса в книге Симонова "Эмоциональный мозг", где приводится следующее определение эмоции: "Эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта", а также привести определение эмоции из прекрасного обзора М.П.Мирошникова, посвященного психическому стрессу:

симонов

Павел Васильевич Симонов.

Источник фотографии

: "Психический стресс возникает, когда человек воспринимает ситуацию как угрожающую. Это восприятие, представляющее собой в первый момент бессознательную, интуитивную оценку, вызывает тенденцию к действию, переживаемую субъектом в зависимости от силы стрессора, в виде простого желания или интенсивной потребности сделать что-то для избежания или устранения стрессора. Такой двигательный импульс с его психологическими и физиологическими коррелятами и есть эмоция".

Майк Петрович Мирошников за микроскопом.

Источник фотографии

Очевидно, что и определение эмоции, данное Симоновым, и определение М.П.Мирошникова имеют прямое отношение к тревоге. Тревога нарастает в тем большей степени, чем больше значимость для субъекта неудовлетворенной потребности и чем меньше вероятность удовлетворения этой потребности, а при психическом стрессе ощущение угрозы (которое представляет собой самую суть тревоги) создает импульс действия, направленный на устранение стрессогенных воздействий, который “вместе с его психологическими и физиологическими коррелятами” и представляет собой эмоцию.

Помимо рассмотрения применительно к тревоге самого понятия эмоции следует остановиться на том, как может рассматриваться соотношение тревоги и страха. Разделение тревоги и страха ввел в психиатрию Карл Ясперс, для которого страх является важной частью экзистенциальных переживаний, в то время как тревоге Ясперс такого значения не придавал.

Karl Theodor Jaspers

Карл Ясперс.

Источник фотографии

С другой стороны, Вальтер Польдингер полагал, что различия между страхом и тревогой могут рассматриваться как чисто количественные, что тревога – это тот же страх, только “тонко размазанный”.

poldinger

Вальтер Польдингер

Источник фотографии

И в настоящее время во многих работах поддерживается принципиальное различие между тревогой и страхом, тогда как в других различие между тревогой и страхом представляется как разница в выраженности одного и того же явления. Соответственно, меняется и словоупотребление (в английском соответственно при первом подходе слово fear принципиально отлично от anxiety, во втором fear или anxiety применяется при различной выраженности одного и того же явления). При любом из этих подходов, говоря о тревоге, мы имеем дело с эмоцией. Мой термин “тревожный ряд” возник в результате исследования психических нарушений при гипоталамическом синдроме, когда смена тревоги страхом может наблюдаться в течение одного и того же гипоталамического криза. При этом моем представлении страх отличается от тревоги не только количественно, но также тем, что при страхе, наряду с увеличением интенсивности тревожных явлений, возникает ограничение тревоги определенной областью. В наблюдаемых мною случаях это мог быть страх смерти, страх перед замкнутым пространством или перед незащищенностью от пространства, которое воспринималось пациентом как чрезмерно открытое. В этих случаях обычно применяется термин “фобия”. Рассмотрение связи страха с феноменом той или иной фобии указывает, что в этих случаях включаются и защитные механизмы, которые, несмотря на увеличение интенсивности тревоги, ограничивают ее возникновение той или иной областью. Аналогичным образом в течение гипоталамического криза появлению собственно тревоги, которую можно было бы назвать свободно плавающей, предшествуют чувство напряжения (“предчувствие угрозы”) и гиперэстезические явления, а при дальнейшем увеличении интенсивности тревоги могут наблюдаться периоды паники, возникновение тревожно-боязливого возбуждения или тревожно-боязливого ступора. Последующие исследования, проведенные нашей лабораторией, подтвердили, что тревожный ряд отражает последовательность возникновения и развития тревоги, неспецифичен для гипоталамического синдрома. В частности, эта последовательность прослеживается при нарушении адаптации, связанном с перемещением субъекта (или целой популяции) в экстремальную среду. Когда речь идет о популяции, то закономерность смены тревожных явлений, обозначенная позднее как тревожный ряд, может быть статистически подтверждена.

(Термин "тревожный ряд" в настоящее время является общепринятым). Соответственно, тревога и страх различаются качественно, если рассматривать страх с точки зрения возникновения фобий, или только количественно, если страх и тревога различаются только интенсивностью. Что касается обозначения тревожного ряда в англоязычных источниках, я не уверен, что существует устойчивое английское выражение. Наиболее часто понятия, описывающие эти явления, обозначаются как anxiety series. Что касается термина «нормальные аварии», то, будучи вполне согласен с трактовкой, предложенной Перроу, я не считаю уместным использовать при описанных им характеристиках, создающих высокий риск аварий, термин «нормальные». Впрочем, я хочу отметить, что из условий, создающих риск аварии, я изучал в основном те переменные, которые связаны с личностными факторами, в то время как эта часть моего ответа на ваш комментарий не включает в себя такое полное и исчерпывающее описание, как тогда, когда речь шла об эмоциях, соотношениях тревоги, страха и понятия тревожного ряда.

1073. Тревога и психологические факторы техногенных катастроф (комментарии и ответы)

prohogy
==тревога как одна из основных эмоций==

Непривычный тезис.
zewgma
действительно, именно в такой формулировке непривычный. Но про тревожный ряд Вы читали?

prohogy
Наверное, нет. А что именно?

Ответ на комментарии
Действительно, я редко употребляю слово "эмоция" по отношению к тревоге. Хотя то, что тревога является эмоцией, сомнения не вызывает. И ни у кого не вызывает возражений хорошо изученная связь между уровнем тревоги и степенью эмоционального напряжения. Кроме того, многочисленные исследования подтверждают тесную связь между потребностями и тревогой. Тревога возрастает, когда значимые потребности не удовлетворены, и снижается при их удовлетворении.
Вероятно, я нечасто писал, что тревога является одной из основных эмоций. Но сам этот факт сомнений не вызывает.
В ответ на замечание zewgma Вы говорите, что Вы вряд ли читали что-нибудь о тревожном ряде, и спрашиваете, что именно можно было бы прочесть. Я так часто и много писал о явлениях тревожного ряда, что мне казалось излишним повторяться. Но если один из моих постоянных читателей полагает, что он ничего не читал о тревожном ряде, я позволил себе коротко повторить описание этого ряда, хотя полагаю, что большинству моих читателей оно известно.
Поводом для изучения последовательности, которую я назвал тревожным рядом, послужило разделение Ясперсом тревоги и страха, где различие сводилось к выраженности. "Тревога - это тоже страх, только тонкий, размазанный".
Исследуя эту проблему, я установил, что общим для всех уровней тревоги является ощущение угрозы. Хотя при наименьшей ее выраженности появляется только чувство внутренней напряженности, указывающее на то, что угроза может существовать.
При повышении интенсивности тревоги возникает повышенная чувствительность к обычным ощущениям, либо за счет восприятия их как чрезмерно интенсивных (обычный электрический свет представляется невыносимо ярким, а "простыня гремит, как трамвай"), либо за счет проявлений ощущения непереносимости обычных по интенсивности сигналов. Так, например, один из моих пациентов не мог выносить звука капли, падающей из крана, накрывал голову подушкой, чтобы не слышать этой капли, но напряженность при этом только усиливалась, потому что этот пациент напряженно старался услышать падающую каплю через заглушающую звук подушку.
Следующим элементом ряда может считаться свободно плавающая тревога, при которой тревогу могут вызывать обычные и, как правило, не обращающие на себя внимания сигналы. Свободно плавающая тревога переносится особенно мучительно, поскольку она может связываться с любой ситуацией, которая обычно воспринимается как нейтральная. Одним из механизмов, ограничивающих сферу стимулов, вызывающих тревогу, может считаться фиксация тревоги. При этом ситуации, вызывающие тревогу, ограничиваются какой-либо сферой. Этот механизм называется фиксацией тревоги. Фиксация тревоги приводит к тому, что тревога связывается с какой-либо определенной ситуацией (например, с ситуацией ограниченного пространства во время поездки в метро или использования лифта, либо, напротив, страх перед пребыванием в условиях необычно широкого пространства, безлюдного или заполненного толпой). Именно фиксированную тревогу я называю страхом, полагая, что разница здесь не количественная, а качественная.
Очень высокая интенсивность уровня тревоги, и фиксированной, и не фиксированной, вызывает панику (атака паники - термин общепринятый).
И, наконец, наивысшая интенсивность тревоги не может быть исследована с помощью психодиагностических тестов, ибо тогда само исследование становится невозможным. Это бывает, когда тревога сопровождается тревожно-боязливым возбуждением, не дающем испытуемому сосредоточиться на материале теста, либо при тревожно-боязливом ступоре, когда остолбеневший человек не в состоянии последовательно отвечать на содержащиеся в тесте стимулы.
Случай, при котором остолбенение могло привести к трагическим последствиям, произошел с моим пациентом, который работал в отделе сварки взрывом в институте имени Патона. Collapse )

927. Колонка Иона Дегена. 82. Три послевоенные картины. 2

Ион Деген

Расплата

Часть 2

К началу

В пятницу, получив отпуск, Ярон приехал к бабушке в Нетанию. Бабушка говорила с Мирьям по телефону. Мирьям отказалась что-нибудь объяснить. Подробно расскажет обо всем, возвратившись в Израиль.

    Из писем дочери мать знала, что зять тяжело болен. Она позвонила сестре. Но кроме причитаний и раскаяния по поводу того, что они повинны в знакомстве племянницы с этой мерзостью, сестра почти ничего не сообщила.

Collapse ) Этот пост на сайте

770. Иллюстрации к четвёртому тексту "1937. Катастрофа"

Я продолжаю восполнение иллюстраций к постам, которые не были иллюстрированы. Это подборка иллюстраций к тексту  4. 1937. Катастрофа


Документы о реабилитации моего отца по обвинению в подготовке террористических актов и заключение парткомиссии при ЦК КПУ о реабилитации моего отца в партийном отношении.






Оба документа оформлены посмертно, т.е. мой отец был расстрелян в 1937 году. Документ о реабилитации моего отца в партийном отношении равнозначен посмертному восстановлению в партии.
Collapse )

764. Иллюстрации ко второму тексту. Сын начальника политотдела. Жизнь в Дергачах.

Я продолжаю восполнение иллюстраций к постам, которые не были иллюстрированы. Эта подборка иллюстраций к тексту 2. Сын начальника политотдела




Цеп – примитивное орудие обмолота. Тайно состриженные на колхозном поле колоски  молотили цепами, обычно ночью.
Фото: Schweitzer

Collapse )

665. Мария 4.

В начале следующей сессии Мария спросила:
- Можно ли я сначала выскажу свою точку зрения по поводу того, что мы обсуждали вчера.
- Да, конечно,  — ответил я.
- Мне показалось очень важным, то, что я руководствуюсь в основном внутренними побуждениями. Если я испытываю тревогу и подавленное настроение, я не пытаюсь оценить какие-нибудь признаки ситуации, которые могли бы повлечь за собой это настроение. Я принимаю тревогу и подавленность как данность, и строю концепцию возникновения этих неприятных эмоций исходя из собственных внутренних посылок. Вы говорили, что люди не оценивают меня по достоинству. А когда я стала обдумывать концепцию, с этим связанную, для меня это выглядело как то, что люди ищут причины не оценить меня по достоинству, специально выискивают какие-то недостатки во мне или в моей работе, которые перевешивают мои достоинства. Если меня просто недостаточно ценят, то, хотя это неприятно, в этом нет угрозы. А если они специально выискивают причину для низкой оценки моей личности и моих действий, то это уже злая воля, которая сама по себе может создать у меня чувство угрозы. Когда мысль о самоубийстве последний раз в наибольшей степени занимала моё сознание, это тоже играло важную роль. Я думала: мир полон зла, и лучше покинуть его добровольно, чем дожидаться, пока смерть станет результатом чужих действий.


Выход в иной мир.
Фото: Mark J P

Collapse )

664. Мария 3.

После того, как Мария написала «Я онлайн», я сразу позвонил ей и спросил:
- Хотите ли вы начать с обсуждения результатов тестирования, или в конце вчерашней встречи у вас возник вопрос, с которого вы бы хотели начать сегодняшнюю беседу?
- Я бы хотела вначале кое-что объяснить Вам, — сказала Мария, — это касается прошлой сессии. Вы помните, что во время прошлой сессии Вы меня спросили, не произошло ли что-нибудь?
- Помню.
- Что вызывало у вас желание задать такой вопрос?
- Вы изменились в лице. Ваше лицо выражало какую-то неприятную эмоцию, больше всего похожую на страх.
- Это изменение выражения моего лица длилось долго?
- Нет, 2-3 минуты.
- Я хотела бы Вам это объяснить. Вы похвалили меня. Вы сказали, что я всё хорошо воспринимаю и что со мной приятно работать.
- Да. И что?
- Но мой опыт говорит о том, что за похвалой обычно следует какая-то просьба, и я испугалась.
- Чего или кого?
- Вас.


Промелькнул страх.
Фото: stuant63

- Но ведь вы сообщали мне, Мария, что меня вы совсем не боитесь?
- Это правда. Я вас и сейчас совсем не боюсь. Как только разговор продолжился,  и никакой просьбы не последовало, страх исчез.

Collapse )

631. Ещё несколько слов об адаптации ( Старик. 8)

В комментариях и других сообщениях, которые я получил после окончания цикла «Старик», сквозило недоумение, которое в словах одного из читателей было выражено так: «И, всё-таки, что случилось со Стариком? Почему с ним случилось истощение адаптации, при том, что он был моложе своего физиологического возраста и жил в экологически чистой обстановке, лишенной явного стресса?»
Я не привожу других аналогичных высказываний, поскольку общий смысл их совпадает. Давайте для начала вспомним, что такое адаптация. Я часто говорю «психическая адаптация», поскольку если человек сохраняет сознание, любой стресс, вызванный психическими или физическими причинами, вызывает выраженные психические реакции. Собственно говоря, состояние стресса наиболее часто проявляется видимым эмоциональным напряжением, в частности, выраженной тревогой. Поскольку адаптация осуществляется во взаимодействии со средой, а среда никогда не бывает абсолютно стабильной, в любой период и в каждый момент жизни работают механизмы психической адаптации. Первая стадия стресса – аларм-реакция - говорит о тревоге самим своим названием, хотя слово «аларм» обычно употребляется как определение сигнала опасности, например, «воздушная тревога». Но ведь тревога как психологическая реакция тоже неизбежно протекает с ощущением угрозы, тоже является сигналом существующей или возможной опасности. Поскольку адаптация осуществляется постоянно, даже при наиболее эффективной адаптации не бывает нулевого уровня тревоги. Но Селье, который впервые описал общий адаптационный синдром, вёл отсчёт от аларм-реакции, при которой в психической сфере проявляется выраженное эмоциональное напряжение, в частности, в форме тревоги. И тогда же появляются физиологические изменения подобные тем, которые я описал в стадии истощения адаптации у Старика.

Collapse )

593. И.П.Лапин 19. Смерть. Послесловие.

После того, как я прочитал некролог на сайте института им. Бехтерева, я не мог, конечно, сомневаться в том, что 25-го августа 2012 года Изяслава Петровича уже нет в живых. Как всегда, моя первая мысль была: «Есть ли в этом моя вина? Мог ли я что-нибудь ещё для него сделать? Может быть, нужно было организовать вызов реанимобиля и подготовить место в центре имени Алмазова так, чтобы поставить его перед свершившимся фактом?» Я хорошо знаю, как он не любил несогласованного с ним вмешательства в его жизнь, но если бы он отказался лечь в реанимобиль, то я знал бы, что я сделал всё, что мог. Я целый день перечитывал нашу переписку, и особенно последние два письма, цитаты из которых я хочу сейчас напомнить, хотя они и были уже опубликованы.



Большеохтинское кладбище, на котором похоронен И.П.Лапин.
Фото: FearChild


В предпоследнем письме Изяслав Петрович писал, что он понимает мою глубокую тревогу за его состояние, что госпитализация возможна, но не сейчас, а дальше шли слова, заслуживающие чрезвычайного внимания, но следующая фраза как будто смазывала их значение: «что может быть поздно – понимаю». А дальше шло: «не волнуйтесь за меня, особенно страшного пока нет», обещание оперативно учесть все мои советы, утверждения, что его собственная кардиологическая грамотность на неплохом уровне («сам с усам») и обещание обратиться к моей любезности «по серьёзным показаниям». Утверждение, что ничего заслуживающего чрезвычайного внимания в настоящее время нет, как-то заслонило мимоходом брошенное «что может быть поздно – понимаю». И совсем утешило обещание обратиться к моей помощи, если для этого будут основания.
Collapse )