Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

1074. Новая публикация на сайте. Мафия против Великовского

Продолжаем публиковать книгу Иона Дегена "Иммануил Великовский".
Сегодня выложена часть 72 - "Мафия против Великовского".

Из Сан-Франциско Великовский вернулся в Принстон и тут же вместе с Элишевой вылетел в Израиль.

В Принстоне они 22 года. Обжитый, гостеприимный дом. Устоявшийся быт. Интересные встречи. Но только здесь, в Израиле, он по-настоящему чувствовал себя дома. А время было не самое лучшее. Несколько месяцев назад закончилась тяжелая война. Во время любой беседы возникала тема войны. Но во дворах с утра до позднего вечера шумное веселье детворы, истинных хозяев Израиля.

В доме Шуламит и ее мужа – профессора Хайфского Техниона, Авраама Когана, — ему было уютнее, чем в Принстоне. А может быть внуки, Меир и Ривка, были тому причиной? В любом случае, достаточно с него Америки. Шуламит подыщет им квартиру. Он продолжит работу. Конечно, не с прежней интенсивностью. Ведь скоро исполнится 79. Но ему еще есть, что сказать. Здесь он завершит «Человечество в амнезии», книгу о Потопе и последние две книги «Веков в хаосе». Пора навсегда возвращаться в Израиль.

На Пасху Великовские с дочерью, зятем и внуками поехали в Эйлат. Уже в начале апреля на самый южный город Израиля навалился летний зной. Казалось, жгли даже блики, отраженные полированной поверхностью залива. Великовский смотрел из окна гостиницы на купающихся, на яркую расцветку парусов яхт, на танкер, медленно подходящий к порту. Нигде в мире он не видел такого темно-синего моря. Мысленно улыбнулся, подумав о кажущемся парадоксе. Он понимал, почему самое синее море назвали Красным.

Пасха началась в субботу 6 апреля. Вечер не принес прохлады. Огни Акабы на иорданском берегу мерцали в густом мареве как свечи, задуваемые ветром. Праздничный стол был сервирован со вкусом, Великовский с явным удовольствием руководил традиционным порядком застолья, неизменным в течение многих столетий. Точно так руководил пасхальным порядком его отец в Витебске и в Москве. Точно так руководил им его тесть в Гамбурге. Точно так празднуют Пасху евреи во всем мире. Вместе с Элишевой, дочерью, зятем и внуками он отмечал годовщину Исхода их дальних предков из Египта, праздновал так, будто сам сегодня вышел из рабства.

Пасха имела для него и дополнительный смысл. Изучение отмечаемого события привело его, доктора медицины, в различные области науки, все еще разделенные барьерами.


Читать дальше
Меня очень интересует мнение читателей об этой книге, а также о моих прежних записях.
Ранее опубликованные на сайте статьи
Оглавление журнала
Информация о 3-м издании книги "Методика многостороннего исследования личности. Структура, основы интерпретации, некоторые области применения" (Ф.Б.Березин, Е.Д.Соколова, М.П.Мирошников)
promo berezin_fb january 13, 2015 11:03 86
Buy for 10 000 tokens
В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал…

1065. Размышления в третью годовщину издания книги. 2

Впрочем, требования агентства по охране авторских прав и государственной тайны в печати, несмотря на единство инструкций, сильно зависели от влияния организации, издающей те или иные материалы в регионе, в котором эти материалы издавались. Сборник, посвященный адаптации человека в условиях Севера, изданный Институтом биологических проблем Севера АН СССР, именно так и назывался, без всяких ухищрений и умалчиваний. Одним из двух редакторов этого сборника, который я предлагал назвать коллективной монографией, был директор ИБПС Витаутас Леонтьевич Контримавичус. И хотя основную статью этого сборника, то есть обобщающую главу коллективной монографии, написал я, это имело меньшее значение для трактовки разрешения, чем то обстоятельство, что директор ИБПС был одним из редакторов издания.

Елена-Дмитриевна-с-Контримавичусом

Директор ИБПС Витаутас Леонович Контримавичус рядом с Еленой Дмитриевной в Магадане

В последнее время, в эпоху отсутствия цензурных запретов,  проведенные тогда нашей лабораторией исследования адаптации человека в экстремальных условиях Севера рассматриваются как классические. В качестве примера могут быть приведены издания Камчатского государственного университета «Личность в экстремальных условиях», в которых излагаются материалы одноименной всероссийской научно-практической конференции, проведенной в 2012 году, установленные нами закономерности адаптации человека в условиях Севера, в частности, связь между уровнем тревоги и эффективностью адаптации, используется как теоретическая основа целого ряда работ, причем правомерность такого подхода уже не рассматривается, поскольку проведенные нами работы по исследованию адаптации уже были отнесены к тем классическим работам, при ссылках на которые используется формула «хорошо известно, что».

эмблема

Эмблема форума, посвященного адаптации человека в экстремальных условиях

Источник

Инесса Николаевна Гильяшева, которая длительно занималась применением психодиагностических тестов в институте имени Бехтерева, в весьма лестном для меня отзыве написала: «Систематический подход к интерпретации результатов, имеющий общую теоретическую основу, выгодно отличается от эмпирической и фрагментарной интерпретации ряда зарубежных авторов. В соответствии с этим подходом новые названия получили и разделы, посвященные каждой из шкал Методики многостороннего исследования личности».

Инесса Николаевна  Гильяшева - крупный специалист в области создания и применения психологических тестов  - среди участников совещания в отделе науки ЦК КПСС,  посвященном возвращению тестовых методик в СССР

Я  не собираюсь пересказывать содержание книги. Но мне важно отметить, что в ней нашел отражение принцип рассмотрения эмоций как моста, связывающего потребности и поведение, а каждая шкала рассматривалась либо как показатель тревоги, либо как характеристика механизмов, позволяющих тревогу минимизировать или трансформировать. Collapse )

1064. Размышления в третью годовщину издания книги

В декабре исполнилось три года со дня выхода монографии «Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения», которую я с глубокой горечью могу назвать своей. Оба моих соавтора умерли в самом начале работы над книгой. Я писал ее практически один.

Я вернулся к ней не сразу после тяжелых для меня потерь. Потребовалось время, чтобы я снова мог вернуться ко всему, что продумал и перечувствовал, чтобы я смог работать над этой книгой так, как она этого требовала, целиком отдаваясь работе, хотя каждое написанное мною слово я воспринимал как дань памяти моим ушедшим соавторам.

О Елене Дмитриевне я писал часто и много, по разным поводам. Она была самым главным человеком в моей жизни.

Майк Петрович Мирошников был моим близким другом, великим исследователем и человеком с фантастической эрудицией.

Эта практически одновременная потеря – рак, болезнь, редко кого щадящая, не пощадил и их – вспоминается мне каждый раз, когда я раскрываю книгу.

Но сейчас  я хочу писать не о них. Я хочу писать о тех, кто пытается использовать эту книгу как руководство, и о немногих людях, которых я в последнее время исследовал сам. Прекрасно владея этим материалом, я вновь поражаюсь колоссальным возможностям методов, описанных в книге, и тому,  что  из людей, которые полагают, что знакомы с этими методами, полностью использовать все их возможности могут только единицы.

 

обложка

Ф. Б. Березин, М. П. Мирошников, Е. Д. Соколова.

Методика многостороннего исследования личности: структура, основы интерпретации, некоторые области применения. Третье издание книги.

Фото с сайта:

Как написала научный редактор книги Т.В.Барлас в своем предисловии, «при подготовке третьего издания были произведены изменения, затронувшие практически все главы книги, поэтому перед читателем фактически находится новая книга под старым названием».

Сначала несколько слов об исследователях.

Collapse )

1049. Вновь об Ионе Дегене

С 21 по 29 января 2014 года я публиковал цикл "Ион Деген и последняя встреча". Сейчас оказалось, что, возможно, эта встреча не была последней. В моем нынешнем состоянии я не могу прогнозировать на целых три дня вперед, но не исключаю, что 18 декабря на машине «скорой помощи» корпорации «Семейная медицина» (о предоставлении мне этой машины я уже договорился) я вновь отправлюсь на встречу с Ионом Дегеном.
Несколько дней тому назад мне позвонил режиссер Михаил Дегтярь, который вместе с Юлией Меламед снял документальный фильм «Деген», и пригласил меня на премьеру этого фильма в России. И спустя день Деген мне написал, что будет на этой премьере и хотел бы меня видеть.

Кадр из фильма «Деген»
Премьера этого фильма, вошедшего в тройку лучших неигровых фильмов премии «Лавровая ветвь-2014» , состоялась 9 сентября в мемориальном центре бронетанковых войск ЦАХАЛа в Латруне (Израиль).
На территории России 18 декабря фильм будет демонстрироваться впервые.
О своем приезде в Москву и о демонстрации фильма Ион Деген просил меня информировать членов "Русскоязычного сообщества города Вильнюс" (ru_vilnius). В этой связи о Вильнюсе несколько подробнее.
О боях в городе Вильнюс Ион Деген рассказывал в своем выступлении 20 октября 2013 года. А несколько позднее он прислал мне свой рассказ "Вильнюс", который я публиковал с 25 по 27 февраля 2014 года.
Важное место в рассказе играла архитектура Вильнюса и то, каким Деген увидел Вильнюс уже в середине 70-х годов. Поэтому я иллюстрировал рассказ фотографиями зданий, мимо которых проезжал танк Иона Дегена. На мой рассказ о выступлении Дегена и его рассказ "Вильнюс" внимание членов ru_vilnius обратила моя читательница ne_lady.  В комментариях члены ru_vilnius прислали ряд архивных и современных фотографий зданий Вильнюса, сообщили названия улиц, по которым, по-видимому, проходил маршрут танка Дегена. Эти комментарии можно посмотреть в моем журнале в публикации, ссылка на которую уже приведена.
Ион Деген, которому я переслал комментарии и иллюстрации на эту тему, ответил, что узнал два здания: ЗАГС, построенный в 1974-м году и который показался ему неуместным на фоне исторической застройки, и Романовскую церковь, которая служила ему ориентиром во время боев за Вильнюс.



Романовская церковь в Вильнюсе

Романовская церковь, служившая ориентиром
Фото с сайта
Присланные комментарии и иллюстрации произвели на Иона Дегена сильное впечатление. Приведу несколько строк из нашей переписки.
Деген - Березину:
«Дорогой Феликс!
По-моему, ориентир определён. Был ли Вильнюс зелёным? Не помню. Кажется, на улицах не было деревьев.
Из фотографий узнал только церковь. Написавший о том, что справа от ЗАГСа я мог увидеть только Романовскую церковь, прав. Это именно та церковь, которая на фотографии. Арка, под которой мы въехали в узкую улицу, примыкала к тому, что назвал церковью. Возможно, это был костел. Откуда я мог тогда это знать?..
Это же всё наслоилось на груду воспоминаний после поездки в Восточную Пруссию. Жаль, не могу воспользоваться картой".

Из переписки же:
"Мой рассказ "Вильнюс" - это воспоминания. В них нет ни слова выдумки.
Увидев фотографию церкви-ориентира, вспомнил, как я рванул от ЗАГСа влево прямо по этой улице так, что церковь осталась за спиной. С этой улицы повернул направо, на перпендикулярную. Слева на этой улице ворота из двора, справа от которых находилась лестница в подвал, командный пункт командира стрелкового батальона. Въезд во двор шел через арку, на кирпиче которой остались следы надкрылков моего танка.  Пожалуйста, передай жителям Вильнюса это описание».

Сейчас, перед приездом Дегена, я сообщил эти сведения русскоязычным пользователям ЖЖ из Вильнюса. .
После публикации цикла «Ион Деген и последняя встреча» мой журнал на полгода был посвящен «Колонке Иона Дегена».
Я не собираюсь вновь писать о Дегене столь длительное время. Повторяю, прогноз на целых три дня, которые пройдут до российской премьеры, для меня невозможен. Только в сопровождении врача «скорой помощи», медицинской сестры, которая сейчас постоянно у меня дежурит, и моей дочери я смогу войти в Музей еврейской культуры и Центр толерантности, где премьера фильма должна состояться. Если я буду на этой премьере и встречусь с Дегеном, я напишу об этом.

1030. Новая публикация на сайте. Рамбам и человечество в амнезии

Продолжаем публиковать книгу Иона Дегена "Иммануил Великовский".
Сегодня выложена часть 50 - " Рамбам и человечество в амнезии ".

Летом 1957 года Великовские предприняли большое путешествие.

В Англии самое сильное впечатление на Великовского произвело загадочное сооружение людей каменного века - Стоунхедж. Огромные призмы грубо отесанного камня были выстроены по кругу. И еще два концентрических круга камней, каждый из которых весит несколько тонн. И еще гигантские камни, расположенные подковой. И авеню из таких же камней. Камни весом до 50 тонн древний человек должен был доставить за многие десятки километров отсюда. Зачем?

Великовский понимал, вернее, чувствовал, что этот гигантский монумент имеет отношение к его теории. Определенно, это сооружение было создано для слежения за небесными телами. Это какой-то непонятный астрономический инструмент. Только страх перед изменяющимся, нерегулярным движением светил мог заставить древних людей предпринять огромные усилия - волоком на катках и по рекам доставить сюда гигантский груз и воздвигнуть этот циклопический монумент.

Великовские пересекли всю Францию - от Кале до Мюлуза. С радостью они приняли приглашение профессора Клода Шаефера отдохнуть вместе на Люцернском озере. Конечно, переписка создала определенный фон в их отношениях, укрепила взаимную симпатию между двумя большими учеными. Но неделя, проведенная в Швейцарии, сблизила их и сделала друзьями, что нечасто случается с людьми их возраста даже после значительно более продолжительного общения. Шаефер признался Великовскому, что он не расстается с книгой «Века в хаосе». Он не сомневается в истинности каждой буквы этой книги. Он лично видел подтверждения этого во время своих раскопок. Но кто знает, сколько лет пройдет, пока историки поймут истинность реконструкции хронологии древнего мира?

Из Швейцарии Великовские прилетели в Израиль. Приближались осенние праздники. В Европе уже ощущалась осень. А Хайфа сверкала, пронизанная летним солнцем. Счастливая пора полной расслабленности. Счастливые дни общения с внуками. Трехлетняя Ривка была полностью в распоряжении бабушки и дедушки. Солидный шестилетний Меир дарил им только свободное от школы время.

Свидание с возрожденной страной, вступившей в свое десятилетие, радовало Великовских.

Еще один подарок свалился буквально с неба. 4 октября 1957 года Советский Союз сообщил о запуске искусственного спутника Земли. Началась новая, космическая эра. Можно было надеяться, что исследования, произведенные непосредственно в космосе, прольют свет на истинную ценность противостояния Великовского ортодоксальной астрономии. Слава Богу! Он дожил до этого дня, до этого времени, о котором даже не смел мечтать.

Радостные дни в Израиле омрачились внезапной болезнью.

Читать дальше
Меня очень интересует мнение читателей об этой книге, а также о моих прежних записях.
Ранее опубликованные на сайте статьи
Оглавление журнала
Информация о 3-м издании книги "Методика многостороннего исследования личности. Структура, основы интерпретации, некоторые области применения" (Ф.Б.Березин, Е.Д.Соколова, М.П.Мирошников)

978. Новая публикация на сайте. Знакомство в отеле "Комодор"

Глубокоуважаемые читатели, дорогие мои друзья!
Как сообщалось, ведение журнала пока приостановлено, поэтому я решил в июле публиковать книгу Иона Дегена "Иммануил Великовский" и по будням.
Сегодня выложена часть 19 - "Знакомство в отеле "Комодор"

.


После окончания Второй мировой войны западный мир захлестнула повальная эпидемия «левизны». В домах состоятельных людей — у каминов, в уютных салонах интеллектуалов, модным было рассуждать о социальном равенстве. Писатели-коммунисты, режиссеры — социал-демократы, художники-анархисты, профессора-социалисты, и иже с ними, сидя в удобных креслах с бокалами дорогого коньяка или виски в руках, часами вели пустопорожние разговоры о необходимости радикального преобразования мира. Правда, все здесь ограничивалось лишь «сотрясением воздуха»: ни один из них лично почему-то не соглашался поступиться своим уютным салоном или перейти на более дешевые напитки.

Однако, воодушевляемая ими молодежь бушевала в университетских аудиториях и на улицах. Сотни тысяч одураченных людей гибли в джунглях. Миллионы подвергались террору со стороны мерзавцев, во всеуслышание провозглашавших идеи, взращенные в уютных салонах.

Читать дальше

Меня очень интересует мнение читателей об этой книге, а также о моих прежних записях.

Ранее опубликованные на сайте статьи
Оглавление журнала
Информация о 3-м издании книги "Методика многостороннего исследования личности. Структура, основы интерпретации, некоторые области применения" (Ф.Б.Березин, Е.Д.Соколова, М.П.Мирошников)

973. Карпаты. 1.

карпаты2

Карпаты – красивейший горный массив, еще называемый иногда Лесистыми Карпатами, поскольку большая часть гор покрыта лесом (здесь мы говорим об украинской части Карпат).

карпаты

Collapse )

942. Колонка Иона Дегена. 93. Война в тылу. 4. На холмах Грузии. 4

  Я снова прошёл те самые тринадцать километров. До сезона цитрусовых было ещё далеко. Поэтому раза два-три я ограничивался только водой.

На путях в Натанеби я увидел бронепоезд. Даже два - "Сибиряк" и "Железнодорожник Кузбасса". Я разыскал пассажирские вагоны управления. В одном из них я обратился к командиру 42-го отдельного дивизиона бронепоездов майору Аркуше. Беседу с ним я уже описал в рассказе "Четыре года". Правда, в рассказе я не упомянул истории с кинжалом, который подарил мне Нико Карцивадзе. Майор с интересом посмотрел на это произведение искусства и заметил, что, поскольку я в военной форме, мне не положено носить неуставное оружие. Уже зная, что майор определил меня в разведку, я посмел возразить, мол, дважды добровольцу можно сделать некоторое снисхождение. Ведь со второго дня моего участия в боях у меня, у рядового, был не положенный мне по штату карабин, а немецкий "шмайссер" и ещё пистолет "Вальтер", который в лучшем случае может заменить револьвер "наган" или пистолет ТТ, положенные только командирам. А в разведке кинжал может пригодиться. Майор улыбнулся и велел мне сшить из брезента чехол для рукоятки и ножен. Комиссар дивизиона, батальонный комиссар Лебедев был явно недоволён решением командира. Очень приглянулся ему этот кинжал. Кстати, за несколько минут до второго ранения именно этим кинжалом я снял немецкого часового. Но когда меня раненого доставили в медсанбат, у меня уже не было ни автомата, ни пистолета, ни кинжала. Почти пять лет я не имел понятия, куда мог деться кинжал. А в 1947 году в Черновцах я встретил своего товарища по 42-му отдельному дивизиону бронепоездов, бывшего замполита Филиппа Соловщука. Он работал в редакции областной газеты "Радянська Буковина", я учился в медицинском институте. Очень тёплой и трогательной была эта встреча. Тогда я узнал, что сбылась мечта батальонного комиссара Лебедева. Ему достался кинжал. Комиссар отмыл его от крови и выбросил брезентовые чехлы. Кинжалу уже не нужна была маскировка. Батальонный комиссар Лебедев в бою не бывал, а в купе командирского пассажирского вагона сверкающий кинжал не выдавал своего местонахождения. Там было достаточно места и для других трофеев.

 

Collapse )

   Не знаю, как не рухнул этаж от безудержного хохота всей палаты. Я не просто растерялся. Я был в шоке. Какая жена? Какая библиотека? Мария Николаевна поторопила меня:

   - Быстрее, Деген. Такой красавицы я ещё не видела. Её могут у тебя похитить.
     Ничего не понимая, я встал, надел халат, взял костыли и вышел в коридор. Все ходячие раненые из нашей палаты и уже через минуту все ходячие нашего этажа эскортировали меня в библиотеку. Настоящая демонстрация. Я вошёл. Между двумя огромными чемоданами стояла Русудан. На ней был тот же приталенный длинный жакет и белая шёлковая шаль, наряд, в котором я её впервые увидел в шромской чайной. Она бросилась ко мне на шею, чуть не свалив меня с костылей. Могла ли такая встреча вызвать сомнение в том, что это моя жена? Мне и сейчас неизвестно, как она узнала, что я ранен, что я нахожусь в Кировобаде, где, кстати, не один госпиталь. В Натанеби дивизион находился несколько дней. Я ещё успел передать привет Самуэлю, ребятам и Русудан. И всё. Мы выехали на фронт. Больше не было от меня ни писем, ни приветов. Не было для этого ни времени, ни настроения. Непрерывные, страшные бои. Гибель людей, ставших мне друзьями. Даже в редчайшие минуты затишья мне было не до писем.
     Библиотека постепенно очистилась от зрителей, и мы могли поговорить. Чемоданы снарядила вся Шрома. Бутылки с вином, фрукты, чурчхелы, сыры. Палата пировала несколько дней.


натюрморт

"Палата пировала несколько дней"

Зинаида Ведешина. Грузинский натюрморт

Фото с сайта

   - Как ты притащила такую тяжесть?
     - В Натанеби меня посадили в вагон Батуми-Баку, а тут целый полк был готов проводить меня в госпиталь. Помнишь, я ведь сказала, что ты будешь моим?

   - Русудан, дорогая, я не могу быть твоим. И ничьим. Идёт страшная война. То, что я сейчас здесь, просто чудо. Я не понимаю, как нам удалось выбраться, вернее, как удалось меня вынести. Ты такая красивая, такая талантливая. Тебе всего лишь семнадцать лет. Не связывай себя ни с кем, кто подвержен сейчас смертельной опасности. Не разбивай свою жизнь.
     Русудан хотела прижаться ко мне, хотя на нас поглядывала библиотекарь. Я отстранил её от себя. Библиотекарь не понимала, о чём мы говорим. Я ещё не успел забыть грузинский язык.
     - Уезжай, дорогая. И забудь о моём существовании. Прости, но я должен лечь. - Я попросил передать привет Самуэлю и ребятам. Русудан сказала, что передаст привет Самуэлю. Кукури и Оксенди призвали в армию. А Нико в Тбилиси. Он поступил в медицинский институт.
     Вот и всё. Впрочем, написав, как Михако Орагвелидзе поил меня чачей и ошибся, уверяя, что не забудет благодарить меня до конца своих дней, я пообещал рассказать позже о его ошибке. Выполняю обещание.

   Летом 1975 года с женой и сыном мы совершали круиз по Чёрному морю на корабле "Шота Руставели". Это был наш четвёртый круиз на роскошном в ту пору корабле. И условия были роскошными. Каюта люкс на прогулочной палубе. Отличное питание. Масса развлечений.

лайнер шота руставели

Советский круизный лайнер "Шота Руставели"

Фото: paata.tabagua

Утром корабль пришёл в Батуми. Отправление вечером. В нашем распоряжении целый день. Я часто рассказывал жене и сыну о четырёх месяцах пребывания в Шроме, о благодарности грузинам, с которыми я породнился. Взяли такси и поехали в Шрому. Нам достался не таксист, а сумасшедший лихач. Раз десять на протяжении сорока километров он спасался за миг от явно аварийной ситуации, в которую попадал по своей вине. Я сожалел, что затеял эту поездку и подвергаю опасности жизнь жены и сына. Наконец, мы в Шроме. Здание правления колхоза уже не деревянное, а каменное. Председатель колхоза всё ещё Михако Орагвелидзе. К сожалению, его нет на месте. Увидеть его можно в Уреках. Самуэль Гагуа умер вскоре после войны. Александр Гагуа стал генералом. Командовал дивизией, которая одно время располагалась в Батуми. Где сейчас Александр, никто не знал. Не знали ничего о Кукури Чхеидзе и об Оксенди Качарава. И о Русудан не знали. Кацо, почему вы удивляетесь? Даже после окончания войны прошло уже тридцать лет. Нико Карцивадзе - другое дело. Он был врачом в Махарадзе. Где он сейчас, не знаем. Сели в такси и поехали в Уреки. Михако Орагвелидзе внешне почти не изменился. Те же сталинские усы. Та же авторитарная импозантность. Только сталинский френч с трудом сходился на объёмистом животе. На груди скромно сияет Золотая Звезда Героя Социалистического Труда. И никаких орденов.

орагвелидзе

"Михако Орагвелидзе внешне почти не изменился..."

Михако Орагвелидзе в 1950 г.

Фото с сайта

орагвелидзе кругозор большой

Страница журнала "Кругозор" (июнь 1972 г.) со статьей о Михако Орагвелидзе и его портретом.

Фото с сайта

Я обрадовался ему невероятно. Он меня не узнал. Ничего удивительного. Тогда мне ещё не было семнадцати лет, а сейчас пятьдесят.

   - Михако, вы помните это поле, это самое поле, на котором сейчас кукуруза? Восемьдесят гектаров и трактор СТЗ-НАТИ. И нет тракториста. И вот он перед вами тот тракторист, которого вы в этом сарае поили чачей. Помните?
     - Не помню, кацо.
     Жена, сын и даже таксист смотрели на меня (или на нас?) с явным сожалением.
     Я не попрощался. Мы сели в такси и поехали в Батуми. Таксист, по-видимому, решил покончить жизнь самоубийством, заодно убив нас и ещё множество людей во встречных и обгоняемых им автомобилях.
     До самой Одессы меня не оставляла горечь встречи в Уреках, хотя "Шота Руставели" делал всё возможное для того, чтобы у его пассажиров возникали только положительные эмоции. Но эта горечь никак не отразилась на моей любви к грузинской поэзии, к грузинским песням, к грузинской кухне и просто к многострадальной прекрасной Грузии. . .


 


РУСУДАН

Мне не забыть точеные черты

И робость полудетских прикасаний

И голос твой, когда читаешь ты

Самозабвенно "Вепхнис тхеосани".*

Твоя рука дрожит в моей руке.

В твоих глазах тревога: не шучу ли.

А над горами где-то вдалеке

Гортанное трепещет креманчули.

О, если бы поверить ты могла,

Как уходить я не хочу отсюда,

Где в эвкалиптах дремлют облака,

Где так тепло меня встречают люди.

Да, это правда, не зовут меня,

Но шарит луч в ночном батумском небе,

И тяжкими кувалдами гремя,

Готовят бронепоезд в Натанеби.

И если в мандариновом саду

Я вдруг тебе кажусь чужим и строгим,

Пойми,

Ведь я опять на фронт уйду.

Я должен, Чемо геноцвали гого**.

Не обещаю, что когда-нибудь...

Мне лгать ни честь ни сердце не велели.

Ты лучше просто паренька забудь,

Влюбленного в тебя. И в Руставели.

Весна 1942 г.

____________________

*"Витязь в тигровой шкуре".

** Моя любимая девушка (груз.)


932. Колонка Иона Дегена. 85. Три послевоенные картины. 5

Начало цикла

Предыдущая запись

     Даже во время романа с Наташей он изредка позволял себе развлечения с девицами, шлифовавшими в постели его немецкий язык. А тут он просто перестал замечать, что на свете существует ещё кто-нибудь, кроме Хильды. Даже в фирме, увлечённый работой, вдруг вспоминая любимую, он не просто терял нить программы, но должен был с немалым усилием усмирять своё естество. 
     Вскоре обнаружилось, что их связывает не только нечеловеческое половое влечение. Оба обожали скрипичные концерты - от Моцарта до Бартока. Оба любили поэзию. Борис небезуспешно знакомил Хильду с русской классикой, о которой у Хильды было смутное представление. Слушая музыку оригинала и вполне приличные подстрочные переводы Бориса, Хильда всё глубже погружалась в восприятие настоящих стихов. Вскоре она даже поразила Бориса отличным переводом стихотворения Бунина. 

 

скрипичный концерт

 

Оба обожали скрипичные концерты

Фото с сайта

     Бориса перестало удивлять, что Хильда, дочь аристократки и более чем успешного инженера-самолётостроителя, выбрала в университете социологию, собираясь стать социальным работником. 
     Они жили вместе уже около года, когда Борис познакомил её со своими родителями. Их она очаровала без усилий, как и вообще, очаровывала всех. Перед уходом отец отвлёк Бориса и спросил: 
     - А как же Наташа? 
     - Всё в порядке. Мы расстались друзьями. - "Так ли?" - подумал Борис уже в автомобиле. 

Collapse )